Владимир Ворсобин из Минска - о «Последнем и решительном» марше протеста