2016-07-14T10:30:19+03:00

Как не пролететь с отпуском из-за инцидентов в аэропорту и на борту самолета

Если вы летите лоукостером, очень важно изучить его правила, чтобы не попасть в неприятную ситуацию.Если вы летите лоукостером, очень важно изучить его правила, чтобы не попасть в неприятную ситуацию.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Разбираем типичные случаи с экспертом по правам авиапассажиров Дмитрием Лесняком в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Как не пролететь с отпуском из-за инцидентов в аэропорту и на борту самолета

00:00
00:00

Добрюха:

- Это программа «Я – потребитель». Сегодня мы будем обсуждать тему, которая несколько раз прозвучала на этой неделе в весьма скандальном контексте. Речь пойдет об инцидентах на борту самолета, а также в аэропортах. Практически каждый из нас хотя бы раз в жизни рискует столкнуться с какими-то спорными ситуациями при авиаперелетах. Так вот, о правах и обязанностях авиапассажиров, в том числе о том, чем рискуют поплатиться авиапассажиры, если нарушают определенные правила, мы будем говорить сегодня, приведем различные ситуации из жизни, казусы и курьезы. Я приветствую нашего эксперта. Один из лучших специалистов, экспертов по правам авиапассажиров, по законодательству о защите прав потребителей Дмитрий Лесняк.

Хочу напомнить историю, которая совсем недавно имела большой общественный резонанс, стала поводом для обсуждения. Речь идет о том, что молодая пара на рейсе авиакомпании «Победа» попыталась после того, как было объявлено о взлете, прозвучала команда экипажа «Пристегните ремни», встать и поменяться местами. После того как приземлился самолет, как сообщают информационные агентства, пару с трехмесячным ребенком не выпустили из салона самолета, а к самому авиалайнеру подъехали два микроавтобуса полиции. Возникают вопросы. Я думаю, что многие из нас после команды «Застегните ремни» пытаются встать. Здесь все закончилось тем, что полиция приехала, не выпустили из самолета, и теперь еще мы пытаемся разобраться, что может грозить пассажирам.

Дима, давайте сразу поясним. Если мы встаем после команды «Пристегните ремни», мы что, сразу авиадебоширы и нарушители?

Лесняк:

- Нет, не сразу. Авиадебоширом мы можем стать тогда, когда нас адресно предупредил командир воздушного судна о невозможности совершения каких-то действий.

Добрюха:

- А что значит адресно?

Лесняк:

- А что значит адресно? Это обязательно письменно или должна прозвучать команда с именем?

Лесняк:

- Это может быть и устно. По крайней мере, из всей обстановки должно быть очевидно, что требования совершить те или иные действия (застегнуть ремни) адресовано лично вам, а не ко всему пассажирскому составу вообще. Потому что не исполнить можно именно требование, обращенное к вам лично, иначе нет состава административного правонарушения.

Добрюха:

- Тут, по всей видимости, раз прибыла полиция, было конкретно обращение к данному пассажиру. Тут идет речь о нарушении правил авиационной безопасности?

Лесняк:

- Я думаю, что это было очень натянуто. Здесь могла идти речь, в зависимости от ситуации, о неисполнении законного требования командира воздушного судна.

Добрюха:

- Мы подчеркиваем, что именно командир должен выдвинуть такое требование. Если нам стюардесса о чем-то говорит, это юридической силы, получается, не имеет?

Лесняк:

- Конечно, никто из летного состава, кроме командира воздушного судна, на которого возложены такие полномочия, такой властью не обладает. Могут, конечно, дать вам советы, рекомендации, требования какие-то озвучить… Не знаю, можно ли так сказать, но в принципе они не подлежат обязательному исполнению.

Добрюха:

- Хотя мы напоминаем, что соблюдать правила авиационной безопасности и все требования, установленные на борту, обязательно – в целях вашей же безопасности. Но чисто юридически вы не можете быть оштрафованы за то, что не выполнили требования, в данном случае кого-то из членов экипажа, кроме командира корабля.

Если человек не выполняет требования конкретно командира экипажа? Здесь объявлено, что прибыла полиция. Как дальше может развиваться ситуация на практике?

Лесняк:

- Поскольку норма Административного кодекса предусматривает в том числе административный арест, именно по этой причины дебоширы или предполагаемые дебоширы передаются после посадки воздушного судна в руки полиции.

Добрюха:

- Арест на какой срок?

Лесняк:

- До 15 суток. Штраф от 2 до 5 тысяч рублей либо административный арест до 15 суток. Но здесь должны быть отягчающие обстоятельства, может быть, состояние опьянения, неоднократное неисполнение или рецидив какой-то. В таком случае об аресте можно говорить, но это скорее исключение.

Добрюха:

- Вот такие обстоятельства стоит иметь в виду. Отмечу, что ситуация встречается на практике очень не редко, но сейчас мы впервые услышали, что человек, вставший с места после команды «Пристегните ремни», может быть подвергнут административной ответственности. Как минимум прибыли наряды полиции. Это стоит иметь в виду.

Какие могут быть типичные ситуации из практики, когда человек что-то на борту самолета совершает, и это грозит поплатиться штрафом?

Лесняк:

- Из СМИ, мне кажется, очевидно, что основная ситуация рискованная – это алкоголь. Это грозит и недопуском к посадке, и снятием с рейса, и денежным штрафом, и возмещением убытков, если авиакомпания посчитает нужным обратиться в суд.

Добрюха:

- На практике каким образом определяется? Степень опьянения, как известно, может быть самой разной.

Лесняк:

- Конечно, только путем освидетельствования. Потому что никакие внешние осмотры, фотографирование, ничто это не имеет обязательной силы для последующего судебного разбирательства – только заключение врача.

Добрюха:

- Дима, поясните. Состояние опьянения. Стюардесса или командир глянул на человека – вроде его шатает, качает, какой-то запах алкогольный, и могут не пустить на борт?

Лесняк:

- Бывает, по факту это так и происходит. В случае, если ситуация доходит до суда, конечно, единственным допустимым доказательством может быть лишь доказательство врача-специалиста. Заключение специалиста, который проводит освидетельствование гражданина. Тут, конечно, надо понимать, что если гражданин отказался от такого освидетельствования, ему это было предложено, а он не захотел, здесь резюмируется такое его состояние, которое не предполагало бы допуска к полету. Но если гражданину не предложили освидетельствоваться, а его неудовлетворительное состояние было основано на каких-то визуальных параметрах, каким-то актом подписано между сотрудниками аэропорта или авиакомпании, это с точки зрения закона допустимым доказательством быть не может, потому что никто из них специалистами не является.

Добрюха:

- Я так полагаю, что не всякая стадия опьянения может быть основанием для того, чтобы человека не пустили на борт.

Лесняк:

- Конечно. Это частный случай той ситуации, когда нахождение гражданина на борту может быть опасно либо для его жизни, либо для жизни и здоровья окружающих.

Добрюха:

- Именно такое условие позволяет экипажу не пустить на борт самолета?

Лесняк:

- Конечно. Если мы хотим, чтобы все было идеально, то заключение специалиста как раз должно такие выводы и содержать.

Добрюха:

- Еще одна нашумевшая история произошла на этой неделе, многих она смутила, привела в недоумение. Вот что это за история.

«Рейс авиакомпании «Россия», отправлявшийся из аэропорта Внуково во Владивосток, задержали на 6 часов. Причина оказалась неординарной. Одна из пассажирок решила немедленно покинуть самолет, причем сделала это непосредственно перед взлетом. Очевидцы сообщают, что гражданке нужно было срочно развестись. Около часа женщину уговаривали остаться, но она была настроена решительно. Результатом стала задержка рейса. «Боинг-747» вылетел с задержкой 5 часов 53 минуты из-за отказа одного пассажира от перевозки после посадки в самолет, - подтвердил официальный представитель авиакомпании «Россия». - Самолет был досмотрен кинологами, багаж повторно досмотрен с помощью интроскопа», - добавил представитель авиаверевозчика.

Людей на автобусах отправили обратно в аэропорт, выдали воду и ваучер на питание. Тем временем самолет проверяли на предмет взрывных устройств. Дополнительное время потребовалось на поиски багажа уже не летящей во Владивосток пассажирки».

Добрюха:

- Ситуация действительно вызывает недоумение. Не то что у человека сердечный приступ, какие-то проблемы со здоровьем серьезные. Просто человек решил развестись, что не выглядит жизненно необходимым на данный момент. И, получается, имеет возможность взять и отказаться.

Лесняк:

- Как сказать. Эта ситуация, как она освещается, может быть, комична, курьезна, но сложно комментировать, не будучи полностью в курсе ситуации. Мало ли какие могут быть жизненные обстоятельства, когда нужно действительно предпринять необходимые меры, для того чтобы зафиксировать момент инициативы развода. А вдруг в этой ситуации это было так серьезно на самом деле, мы же не знаем.

Что касается последствий, на мой взгляд, какие-то административные штрафы исключены в этой ситуации все-таки. Потому что, хоть вы и причиняете убытки пассажирам и авиакомпании, но насильно вас удерживать, в том числе на борту самолета, никто объективно не может. Поэтому, на мой взгляд, перевозчик, если считает, что гражданин злоупотребил своим правом на свободу передвижения, может свои убытки посчитать, включить расходы на питание, на обслуживание пассажиров, на топливо, на другие мероприятия и с иском в общегражданском порядке может обратиться.

Добрюха:

- Прозвучала информация, что авиаперевозчик планирует предъявлять претензии именно в порядке гражданского судопроизводства. То есть это будут не какие-то административные штрафы, а именно возмещение убытков.

У нас есть звонок. Альберт, здравствуйте.

- Здравствуйте. Был один случай. Авиакомпания называется «Когалымавиа». Я думаю, сейчас опишу ситуацию, которая знакома практически 90% жителей России. Перелет в Египет. Вылет обратный задержали больше чем на 22 часа. Выдали ваучер на питание, хотя это не очень сильно помогло. Вы знаете, русские туристы тратят до нуля все деньги, которые у них есть. Так со мной и произошло. Целых 22 часа пришлось прождать в аэропорту. Все были очень недовольны. Русскоязычных не было, представители компании к нам не вышли. Были только сотрудники аэропорта, которые пытались нас успокоить. Все были сильно возмущены, но выхода не было. Больше всего всех напугало, что ближе к ночи какие-то разъяренные сотрудники аэропорта города Хургады нам высказали угрозы из разряда того, что вы вообще отсюда не вылетите. Это было очень неприятно.

Естественно, в тот момент все собрались, сказали, что с этим нужно бороться, мы обязательно подадим в суд, какое-то возмещение потребуем. Но, приехав на родину, мы успокоились, все разбежались. Масла в огонь подлило то, что фактов этих огромное количество. Я не знаю, существует ли сейчас эта компания. Чартерные рейсы с этой компанией, мы почитали в Интернете, не просто случайность какая-то, а это стабильность. Из отелей собирают людей, и пока всех до вечера не соберут, самолет не улетает, потому что это невыгодно, полупустой самолет отправлять или заказывать большое количество рейсов. Это огромная проблема, огромный дискомфорт вызывает, никак не компенсируют наши расходы. Если бы можно было просто на вечер запланировать вылет и дать людям лишние 5-6 часов побыть у моря и уже комфортно доехать к самолету.

Добрюха:

- А почему никто не попытался хотя бы просто претензию письменную им передать?

Альберт:

- Просто наша лень. Потому что было огромное количество желания, энтузиазма, но когда все приехали, все расслабились, занялись своими делами, и всем стало на это плевать. Потому что мы беспокоимся о проблеме, только когда она у нас перед глазами. Как только мы прошли мимо – всё.

Добрюха:

- Вы затронули очень болезненный вопрос. Спасибо за историю, она и правда типичная. Я подозреваю, что люди еще и потому не обращаются, что думают, что это бесполезно, что предпринять что-то в этой ситуации на самом деле малоперспективно.

Лесняк:

- Действительно, проблема системная, связанная с целым рядом предпосылок. В первую очередь, конечно, авиакомпании экономически выгодно как можно меньше предоставить вам благ, сохранив свои доходы. Действительно, проблема с гостиницами, с питанием в том числе и объективные есть. Бывает, что и нет гостиниц там, где находится аэропорт.

Добрюха:

- А судебная перспектива?

Лесняк:

- Во-первых, 25 рублей в час за просрочку в вылете. То есть 22 часа по 25 рублей это 1100 рублей.

Добрюха:

- У нас звонок Виктора.

- Добрый день. Была поездка. Чартер Ростов-на-ДонуЛарнака 18 июня. Задержка составила 25 часов. Авиакомпания Nordwind, «Северный ветер». Мы отказались от поездки. В воскресенье днем мы пишем отказ от тура. Нам возвращают 200 евро. 10 дней рассматривался наш вопрос в «Пегас Туристик». Это нормально, 200 евро мы получаем за что? Мы путевку потеряли, мы не отдохнули. За путевку было заплачено с человека по 35.

Лесняк:

- Здесь немного другая ситуация. Здесь вопрос касается прав не пассажира, а туриста. В случае столь длительной задержки, на мой взгляд, речь идет о том, что недостаток туристской услуги объективно таков, что он исключает ее полноценное оказание. На мой взгляд, столь длительная задержка вполне может рассматриваться, в том числе и судом, как существенный недостаток услуги. Вполне можно настаивать, в том числе и в судебном порядке, на возврате полной стоимости турпродукта. Потому что такую услугу никто бы не заказал.

Добрюха:

- То есть в этой ситуации у Виктора есть все перспективы выиграть судебное дело?

Лесняк:

- Знаете, в нашей работе всех перспектив никогда не оценишь, но, на мой взгляд, ситуация достаточно очевидная.

Добрюха:

- С другой стороны, перед судом в любом случае стоит подать письменную претензию.

Лесняк:

- Это обязательное требование по Закону о туристской деятельности. По-другому это невозможно, это влечет отказ в принятии иска.

Добрюха:

- Мы не исключаем, поскольку компания достаточно известна на рынке, возможно, они в досудебном порядке согласятся удовлетворить претензию.

Лесняк:

- Возможно. И во многих случаях вопрос заканчивается на стадии досудебного урегулирования. Потому что и репутационные риски, и время, затраченное на юристов, это тоже нужно оценивать.

Добрюха:

- Так что не опускайте руки, имейте в виду, что есть перспективы, даже не обращаясь в суд.

У нас есть сообщение на WhatsApp. «Купил билет за 8 тысяч туда и обратно. Самолет задержали на 5 часов. Не стал ждать, уехал на поезде. За билет вернули 1900 рублей. Получается, 6900 в одну сторону, 1900 в другую. Мне смешно».

Лесняк:

- Здесь может быть смешно, но надо смотреть конкретную ситуацию. Пассажир имеет право на возврат суммы, уплаченной за перевозку.

Добрюха:

- Здесь у нас нарушение обязательств со стороны авиакомпании, задержали на 5 часов.

Лесняк:

- Да, это влечет вынужденный отказ. При вынужденном отказе мы имеем право на возврат денег за перевозку, а не стоимость авиабилета. Вот такая казуистика. Надо смотреть, из чего в вашем конкретном случае складывалась стоимость авиабилета – дополнительные услуги, сборы таможенные, пограничные и другие. Если стоимость перевозки составляли какие-то мизерные проценты от стоимости билета, то с точки зрения такой формалистской перевозчик, может быть, и прав. Практика судебная различна, и нередко суды становятся на сторону перевозчика.

Добрюха:

- Дима, я вспоминаю ситуацию из собственной практики. У меня была задержка рейса примерно часа на 4, но там пошли разговоры, что с двигателем что-то неисправно. Я категорически отказалась от полета, сославшись на то, что нарушено обязательство по своевременной перевозке пассажиров, и добилась того, что в итоге мне поменяли на такой же рейс на следующий рейс без каких бы то ни было доплат. По закону должно быть так или просто навстречу пошли?

Лесняк:

- Перевозчику, конечно, выгоднее поменять вам, не потерять клиента. С точки зрения закона, в отличие от общих положений об услугах, авиаперевозки содержат ряд искусственных таких положений. Допустим, замена рейса технически в принципе невозможна. Поэтому замена в теории производится через то, что называется обратная продажа, как будто вы сдали билеты, получили обратно. А здесь перевозчик может немного поиграть, вернув вам то, что называется провозная плата, а не стоимость билета.

Добрюха:

- Сергей, здравствуйте.

- Сейчас очень популярны, в частности в интернете, наезды на известный российский лоукостер. В частности, я был свидетелем такой комичной для меня ситуации. Я не стал разбираться во всех этих страшных словах. Для меня до сих пор загадка, чем ручная кладь отличается от багажа. При мне человек вполне культурного вида, который купил билет по какой-то смешной цене, он пришел с кожаной сумкой. Ему сказали: выкидывай сумку и неси в руках ноутбук либо оплачивай. А там же хитрая схема, что человек, придя на место, платит значительно большую сумму. Соответственно, вопрос. Как простому смертному человеку, не знающему законы, не знающему, где посмотреть определение, чтобы с ним прийти и ткнуть представителей авиакомпании лицом в это определение, не напороться на такие переплаты? Есть какой-то более-менее общий алгоритм, что я, покупая у лоукостеров услугу (в данном случае перелет), мог не напороться на эти подводные камни и в итоге не попасть на большую сумму, чем мог бы, оплатив заранее все возможные услуги?

Лесняк:

- Если вы готовы потратить (не факт, что сопоставимое) время своей жизни, то все требуемые определения содержатся в федеральных авиационных правилах перевозки пассажиров и багажа. Они утверждены федеральным правительством. Документ достаточно объемный, но он содержит все правовые гарантии, детализирован для обычного человека.

Кроме этого, с лоукостерами всегда встает вопрос, насколько полную, доступную, достоверную информацию вам предоставили. Учитывая, что колл-центры у нас сейчас стало модно делать платными, причем по каким-то совершенно неимоверным ценам. Если бесплатно мы не можем получить информацию по телефону, значит, каким-то другим путем она доступно должна быть изложена. Как правило, на интернет-сайте перевозчика. Здесь во избежание конфликтных ситуаций нужно изучать сайты, может быть, распечатывать и, может быть, даже распечатками с сайта призывать сотрудников авиакомпании к порядку.

Добрюха:

- В данной конкретной ситуации, когда встает вопрос, человек должен найти на сайте авиакомпании ее конкретную интерпретацию ручной клади и багажа? Или у нас есть какие-то общие нормы, разграничения: ручная кладь – багаж?

Лесняк:

- Правила услуг авиаперевозок содержат практически все определения на все случаи жизни.

Добрюха:

- В том числе авиакомпании обязаны соблюдать именно эти формулировки?

Лесняк:

- Естественно, в первую очередь. Но при наличии какого-то пробела или неоднозначного толкования авиакомпания может своими внутренними придать некую детализацию тем правилам, которые утверждены на федеральном уровне.

Добрюха:

- А сейчас – рубрика, где рассказывается, какие в мире в целом случаются казусы, курьезы на борту самолетов.

«При авиаперелетах на борту самолетов периодически случаются курьезы, которые становятся достоянием общественности. Вот некоторые из них.

В одном из полетов пенсионер-австралиец Рикардо Паулин искал место, чтобы поставить свой багаж, и с юмором спросил стюарда-сингапурца: «Где у вас тут бомбы хранятся?» Впоследствии австралиец принес всевозможные извинения, объяснив, что это была всего лишь безобидная шутка. Однако суд Сингапура приговорил Рикардо Паулина к штрафу 6,5 тысяч долларов.

Однажды стюардессе британских авиалиний в одном из международных перелетов пришлось эвакуировать младенца с багажной полки. Проверяя, все ли дети в салоне застегнуты специальными ремнями безопасности, у одной из семейных пар они увидели только двоих малышей вместо трех, на которых они приобрели билеты. Когда девушка спросила, где их третий ребенок, мужчина, по виду из сельской местности, невозмутимо указал на верхнюю полку. Выяснилось, что новорожденного уложили среди сумок и заперли на щеколду, считая, что малышам нужно находиться там.

Немецкий турист, фотограф-любитель возвращался из Гонолулу, где провел целый день перед вылетом под палящим солнцем в поисках достойных пейзажей для съемки. Когда он прибыл в аэропорт, от него разило, как от взмыленного коня, сообщили немецкие СМИ. Все пассажиры и экипаж самолета высказали свои замечания по поводу нестерпимого запаха пота. Однако у мужчины не оказалось сменной одежды, поэтому его высадили из авиалайнера».

Добрюха:

- Ну что ж, всякое может случиться на борту самолета, а также в аэропорту. Мы обсуждали нашумевшую на этой неделе историю, когда женщина отказалась от полета, уже сев на борт, заявив, что ей срочно требуется развестись. Вот пишут нам люди, что виновата не эта женщина, которой теперь грозят иски о возмещении убытков, а тот нехороший человек, который довел свою жену до развода, вот с него и надо взыскивать.

Это, конечно, шутка. Дима, давайте приведем те самые ситуации, когда пассажир имеет полное право отказаться от полета, не рискуя потерять в деньгах. Что у нас говорит закон?

Лесняк:

- Это называется вынужденным отказом. Алгоритм в отношении отказа от любой услуги таков, что возможно от нее отказаться, если имеется либо просрочка в ее оказании, либо то, что называется существенный недостаток. Такое неустранимое обстоятельство, которое повлияло на ее качество.

Добрюха:

- Просрочка любая может быть?

Лесняк:

- Нет, она не детализирована. С точки зрения теоретической это вызывает дискуссии, хотя на практике я не видел каких-то судебных актов, где бы из-за минутной просрочки люди пошли отказываться от рейса. Потому что мы в основном люди адекватные.

Какие варианты указаны в законе для причин вынужденного отказа. Во-первых, это отмена или задержка рейса. Как раз случай, когда просрочено оказание услуги. Во-вторых, изменение маршрута перевозки. То есть мы прилетели бы не туда.

Добрюха:

- Если нам говорят, что в одном аэропорту метеоусловия не позволяют, поэтому вас отправят в другой аэропорт, - это условие для отказа?

Лесняк:

- Да, это возможность отказа. Далее вам не предоставили место на том рейсе, на который вы купили билет. Учитывая даже современные электронные системы документооборота, не исключены до сих пор, особенно на чартерах, случаи двойной продажи, поэтому такие ситуации бывают. Кроме этого, если вас досматривали на предмет нахождения у вас запрещенных к перевозке вещей, и досмотрели до такого, что вы уже пропустили свой рейс, и одновременно ничего не обнаружили, в такой ситуации понятно, что вина не ваша, и вы имеете право отказаться от полета, потребовать деньги назад.

Это, конечно, большая проблема такая оценочная. Потому что если вас отпустили за 5 минут до рейса, успели бы вы зарегистрироваться, не успели бы – это, конечно, вопрос серьезный.

Добрюха:

- А если они скажут: вы слишком поздно явились, вот если бы вы пришли за 3 часа, всё бы успели?

Лесняк:

- Вообще вопрос опоздания на регистрацию действительно порождает споры, скандалы, судебные процессы. По-разному смотрят на эту ситуацию. Потому что, с одной стороны, вроде бы гражданин находится немного в неравном положении с перевозчиком (все успели, а вы опоздали). С другой стороны, ситуация вполне рабочая. Здесь доказательства имеют значение, показания свидетелей из числа других пассажиров, как этот момент оформлялся сотрудниками аэропорта, видеозаписи можно истребовать, в зависимости от конкретной ситуации.

Добрюха:

- Мы советуем всем иметь в виду, что как минимум вы можете ссылаться на этот пункт, что слишком долго длился досмотр, у вас не обнаружено каких-то запрещенных предметов, из-за этого вы опоздали на регистрацию на рейс. В этой ситуации вы как минимум имеете право настаивать на том, чтобы вам вернули деньги. Или возврат и приобретение нового билета, то есть по факту новый рейс просто.

Лесняк:

- Если на это идет перевозчик, то это тоже вполне удобный всем вариант.

Далее. Если перевозчик не обеспечил стыковку рейсов. Это касается только того случая, когда у вас один билет из пункта А в пункт Б, а не два билета, в том числе даже одной авиакомпании. То есть когда вас в принципе не интересует, что происходит на стадии стыковки, вы должны быть доставлены до пункта назначения. В таком случае, если доставка не достоялась, значит, эта услуга не была бы вами заказана.

Кроме того, это болезнь пассажира или члена его семьи. Такое состояние здоровья может быть основанием для вынужденного отказа, но только в том случае, если врачом-специалистом указаны противопоказания к перевозке. В справке от врача должно быть указано, что противопоказана воздушная перевозка. Даже если это столь очевидно, что вы, может быть, не задавались таким вопросом.

Добрюха:

- Оговаривается ли как-то, за какой срок нужно успеть донести эти сведения до авиакомпании?

Лесняк:

- До окончания регистрации.

Добрюха:

- Во всех этих случаях мы имеем право получить полностью все деньги, которые мы платили за авиаперелет, или, как мы уже упоминали, может быть плата за перевозку?

Лесняк:

- Здесь возможны хитрости, конечно. Потому что речь идет, как всегда, о возврате провозной платы, а остальные сборы могут быть возвратными, невозвратными, особенно на лоукостерах. Поэтому здесь споры могут быть. Суды по-разному подходят. С одной стороны, мне кажется очевидным, что если вам убытки причинены, неважно, за чей счет, они должны компенсироваться. С другой стороны, если 20 раз вам в правилах перевозки лоукостер написал, что ни при каких условиях такие-то сборы не возвращаются, если он еще и докажет, что эти сборы он уплатил или обязан будет уплатить в будущем, здесь не исключено, что они будут удержаны, и суд может встать на его сторону.

Добрюха:

- В интернете широко обсуждается, что при определенных обстоятельствах можно рассчитывать на весомую денежную компенсацию в случае задержки рейса, вроде как даже в евро. Такое вообще бывает?

Лесняк:

- Это, конечно, случаи крайне редкие. На сегодня ситуация такова, что Варшавская конвенция об унификации воздушных перевозок 29-го года, в системе которой мы еще живем, этому вопросу никакого внимания не уделяет. Вопрос гарантий за задержку рейса возложен на национальные законодательства, а вот по национальному кодексу нашему это 25 рублей в час на сегодняшний день. Если сложилась такая ситуация, что мы совершали перелет в рамках стран, присоединившихся к Монреальской конвенции, более поздней, которую мы тоже подписали, но пока не ратифицировали, у нас на территории Евросоюза был и вылет, и посадка, и сам перевозчик относится к государству Евросоюза, в таком случае мы имеем больше правовых гарантий, которые предоставлены директивами ЕС соответствующими. Действительно, можно получить сумму в сотнях евро, бывает, что и в тысячах (в редких случаях, конечно). Наша судебная практика единицами исчисляется, просто в силу того, что ситуация нестандартная. Кроме того, возникает вопрос с исполнением таких судебных решений, если они приняты нашим судом. Потому что у нас с большинством стран ЕС нет соглашений о сотрудничестве по гражданским спорам. Поэтому вопрос исполнения возможен только тогда, когда есть филиал или представительство компании в России.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ