2016-07-14T10:30:19+03:00

Как изучить иностранные языки онлайн

Разбираемся в эфире программы «Восстание машин» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Ракиткина:

- Здравствуйте. Это программа «Восстание машин». Меня зовут Ракиткина Елена. А в гостях у нас сегодня Александр Ларьяновский - управляющий партнер компании «Skyeng». Говорить мы сегодня будем об образовании онлайн. Александр представляет компанию, которая предлагает услуги по обучению английскому онлайн. Об этом мы будем сегодня говорить. Но не только об английском, а также о тенденциях в образовании сейчас, перспективах, технологиях и, конечно, о людях.

Александр, мы знаем, что английский язык в нашей стране – это больше, чем просто язык. Это некий уже фетиш, люди учат язык годами, и в итоге не могут сказать ни слова – сначала школа, потом курсы всю жизнь, а когда вдруг возникает необходимость что-то сказать, наступает такой ступор. С чем это связано, как вы думаете?

Ларьяновский:

- Вот смотрите, очень просто. Вот есть два человека. Один учится два раза в неделю, а другой учится по два урока в день пять дней в неделю. По-вашему, чем они отличаются? На самом деле ни умом, ни даже каким-то внутренним желанием они не отличаются. Просто сразу видно – одному зачем-то очень сильно надо.

Ракиткина:

- То есть мотивация?

Ларьяновский:

- Да. И эта мотивация чаще всего не та мотивация, которая прекрасное будущее и спереди, а какая-то достаточно жесткая мотивация сзади. И действительно, мы сейчас видим, что с момента изменений экономической ситуации в стране желания людей очень сильно поменялись. Раньше очень много людей к нам приходило поучиться – как раз из серии: ну как же, надо, я буду путешествовать, - то сейчас подавляющее большинство приходят, это те, которым нужно для работы: либо чтобы удержаться, либо чтобы получить новую работу. Потому что требования работодателя ужесточаются, работодатель говорит: хочу, чтобы знали английский язык. Даже неважно, зачем - ну, могу себе позволить этого хотеть. И людей ставят в ситуацию, когда вы должны это делать. И мы видим, что эти люди учатся лучше. Всё очень просто. Ты понимаешь, зачем тебе это будет нужно.

В этом месте давайте, как это принято говорить в интернете, лайфхак. Если вы не знаете, зачем вам нужен язык, конечно, не надо его учить. Но здесь есть такая история. Любое образование это тяжелый труд, не бывает легкого образования. Что бы вы ни учили, всегда требуется большая усидчивость, сильно себя заставлять, погружать это все в голову. Неважно, будет это математика, игра на скрипке, английский языке – все равно что, это всегда достаточно тяжелый труд. И когда ты что-то вкладываешь, инвестируешь в себя, то ты должен получить взамен это самое что-то. А что является на самом деле возвратом инвестиций, говоря языком экономистов, в случае языка? Конечно же, первое – это работа. Второй момент. Конечно, есть так называемое наше проклятие – кириллица. В том, что переводится на русский язык очень мало литературы. Я сейчас говорю не про художественную в первую очередь, а профессиональную.

Если мы смотрим на классическое университетское образование, то там, допустим, маркетингу учит кто? Люди, которых учили в 90-х годах по учебникам Котлера. При этом сам Котлер говорит: упаси боже сейчас учиться по моим учебникам – мир изменился с тех пор. Но они продолжают это делать. Почему? Потому что у них нет возможности увидеть что-то другое. И возврат инвестиций в случае с языками, идеальная ситуация – это когда вы можете жить лучше, зарабатывать больше в повседневной жизни, опережать всех других в своей профессии, становиться лучше, просто потому, что можете читать на двух языках, прозрачно для себя, не задумываясь над тем, на каком языке вы читаете. Вышла какая-то свежая методика в вашей профессии (неважно, сельское хозяйство это, строительство, все остальное), вы можете прочитать – в методике продаж, в методике декорирования жилья, все что угодно. Вы можете прочитать это, не дожидаясь, пока это кто-то переведет, и увидят все остальные. Вы будете просто на голову вперед.

Тогда понятно. Вы что-то вложили, и понятно, как вы себе монетизируете тот труд, который вложили. Вот в чем на самом деле смысл изучения языка. Когда ты можешь им пользоваться ежедневно. Как только ты перестаешь им пользоваться ежедневно, язык, как и любое знание, уходит. Ну, простейший вопрос… Мы сейчас задаем друг другу 10 вопросов из средних классов школьной программы, не какие-нибудь интегралы, прости, господи, или органическая химия, а что-нибудь средненькое. 10 вопросов зададим, и 8 пальцев останутся не загнутыми. Почему? Потому что эти знания ушли из головы. Все говорят: когда это было, когда я учил. А почему арифметику помним? Потому что пользуемся ежедневно. Вот так и с языком. Пока ты им не пользуешься ежедневно, пока ты не умеешь из этого извлекать прибыль, ты не будешь его учить. И не надо.

Ракиткина:

- И не надо, оказывается. Александр, действительно, математику, худо-бедно, мы в школе выучили.

Ларьяновский:

- Арифметику.

Ракиткина:

- Да, арифметику. Ну, кто-то, может быть, даже и математику. Но так, чтобы учили математику, потом годами на курсах – такого я не слышала. Все-таки, наверное, лидер по количеству учащихся таких курсов дополнительных – это все-таки английский язык. Если человек ходит на курсы, у него есть мотивация, я знаю таких людей, они действительно годами ходят, но когда ты спрашиваешь: ты, наверное, уже говоришь? – нет, я слова сказать не могу. Может быть, дело не только в мотивации. Ходить-то он ходит, он заставляет себя приходить. Может быть, действительно меняются методологии преподавания? Я даже не говорю про онлайн-платформу, я говорю вообще про методики преподавания.

Ларьяновский:

- Здесь есть несколько важных моментов. Момент первый. Вот методика. Когда мы начинали свою школу… Вот ты берешь методику, вот ты берешь преподавателя. Они в онлайне где-то там что-то делают. И мы даже не понимали, что они делают. Вот как мы сейчас с вами разговариваем, в этот момент два человека где-то разговаривают через интернет, учат язык. Мы же не знаем, что там происходит, вообще было или не было. Поэтому когда мы начали создавать свою платформу, одной из первых задач было научиться контролировать, что учитель делает на уроке по методике, а где он начинает заниматься из серии «я так вижу». Поскольку художник может обидеть каждого, как известно, то здесь главная задача была – именно выстроить систему, когда учитель действует по методике. Представляете, оказалось, открытие, что если учитель делает то, чему его 5 лет учили в институте, то результат становится лучше. Но только для этого нужно было построить систему, когда преподаватель действительно должен соблюдать все правила. Мы автоматически пытаемся контролировать кучу параметров, начиная от того, сколько времени говорит учитель, сколько времени говорит ученик, и до того, что учитель должен говорить в этот момент, а что он должен сказать через пять минут.

Ракиткина:

- Мы говорили о том, почему нашим людям так трудно дается изучение английского языка. И мы фактически подошли к тому моменту, что помимо мотивации, существует еще такая вещь, как сама методика преподавания. Александр, по какой методике сейчас наиболее эффективно учить английский язык?

Ларьяновский:

- На самом деле правильнее всего учить не язык, а учить то, что вам нужно. Если, например, вам нужен английский, для того чтобы, как мы говорили, читать профессиональные статьи, вам не нужно учить весь язык, вам не нужно учить весь словарный запас. Вам нужно выучить то, что вам принесет пользу. Если вы хотите знакомиться с девушками или парнями в другом мире, то у вас и язык будет другой, грамматика будет другая. Поэтому правильное образование, когда вас ведут к вашей цели. И это самое главное.

Второй момент. Безусловно, наша страна это страна Кулибиных и Ломоносовых, но, к несчастью, выучить язык самому очень трудно, практически невозможно. Ты не знаешь, что учить, ты не знаешь, правильно ты делаешь или неправильно. И даже самоучитель, который тебе говорит: ты неправильно произносишь какое-то слово, он тебе не объясняет, как ты его должен правильно произнести. Он просто говорит, что здесь ошибка.

Поэтому мы сделали то, что называется гибридом. У нас есть учитель, у учителя есть экспертиза. Он в течение урока с тобой разговаривает, он тебе объясняет. Потому что компьютер не умеет объяснять, компьютер не умеет мотивировать. Все играют в компьютерные игры. Компьютер говорит: ты победил. И учитель говорит: ну вот, можешь же, когда захочешь. И тут разница большая: или когда тебя на урок ждет учитель, или когда тебя на урок ждет компьютер.

Ракиткина:

- Да, перед учителем ответственности как-то больше, и пропустить занятие как-то страшнее.

Ларьяновский:

- А дальше главная задача – это всю экспертизу учителя (вот он сделал тебе замечание, вот он сделал тебе пометку), чтобы все это не уходило – ты сказал «да, я понял» и забыл. Нужно было выстроить некую систему, которая позволяет тебе потом это все вместе, все эти знания, которые тебе дал учитель, все время повторять, всверливать в твою голову (русское слово – зубрить). Чтобы ты вызубрил эти вещи, чтобы они у тебя переходили из краткосрочной памяти в долгосрочную. И вот здесь онлайн-образование имеет бесконечно большое преимущество перед офлайном, перед традиционным.

Во-первых, конечно же, основное наше обучение – групповое. То есть учитель идет по среднему в группе (у каждого из нас свои особенности, кто-то быстрее, кто-то медленнее, кто-то не понял).

Ракиткина:

- Мы говорим про традиционное образование?

Ларьяновский:

- Да, про любое традиционное образование. Конечно, онлайн-образование, оно в этом смысле чем хорошо? Первое. Учитель может работать с тобой одним, то есть 100% урока.

Ракиткина:

- Ну, он и офлайн, конечно, может работать с одним, но это довольно дорого.

Ларьяновский:

- Мало того, что это дорого, это еще ограничено, скажем так, ареалом своей местности. Совершенно не факт, что рядом с тобой находится подходящий тебе преподаватель. Когда мы научились подбирать пару учитель – ученик: по темпераментам, по общим интересам, по многим таким параметрам, что они, как две шестеренки, в пазы друг друга входят, и происходит эта магическая связка, человек говорит: я нашел своего учителя. И это правильно. Потому что мы можем по всему земному шару находить таких преподавателей.

Ракиткина:

- Представляете, как было бы здорово, если бы, например, мы с первого класса учились у тех учителей, которые нам подходили. Вообще это что-то новое, я про это еще ни разу не слышала. Что значит - подобрали учителя? Как это происходит? Как вы узнаёте, что ученику подходит?

Ларьяновский:

- У нас есть для всех бесплатный урок.

Ракиткина:

- Вводный.

Ларьяновский:

- Да. И на нем методист задает вопросики, смотрит, слушает, как вы отвечаете. И говорит: этот человек… Но нам же не надо точно, мы же не семейные пары подбираем на всю жизнь. Нам достаточно: вот это побыстрее, он скорее холерик, этот скорее флегматик. Соответственно, если подобрать быстрому ученику медленного учителя или наоборот, они будут друг друга раздражать. Это одна история.

Вторая история – чем интересуетесь, какие у вас увлечения. И когда у учителя совпадают с тобой увлечения, тебе всегда легко с ним о чем-то поговорить, разговориться, у вас много общих тем. Это могут быть дети, может быть плавание, какой-то вид спорта, может быть вышивание, все, что угодно может быть общими темами. Кому-то интересно: мне нужно, чтобы он владел моей же профессией, чтобы был юрист. Не факт, что в вашем городе вообще есть хороший преподаватель английского языка со знанием юридической темы. Но уж точно гарантировано, что среди 8 миллиардов на земном шаре таких очень много. Мы начинаем их, как компьютер может подбирать два подходящих элемента, точно так же мы подбираем эту пару и следим за тем, чтобы им было комфортно учиться. А методику контролируем, чтобы при этом они занимались делом, а не просто болтали весь день на интересную тематику.

Ракиткина:

- Да, если они оба интересуются вышивкой, вот они сойдутся и будут говорить только о вышивке. Это шутка, конечно.

Ларьяновский:

- Поэтому контролируем каждую секунду процесса.

Ракиткина:

- А каким образом контролируете? Кто-то слушает или выборочно?

Ларьяновский:

- В первую очередь контролирует компьютер. Мы понимаем, как примерно выстроена графика урока: вот здесь у него упражнение, здесь он задал вопрос, здесь он получил ответ, здесь человек подумал. Мы примерно понимаем, как выглядит нормальный ритм урока. Как только этот ритм урока с точки зрения компьютера, как они разговаривают, как человек нажимает на кнопочки, отвечая на вопросы, выполняя упражнения и все остальное, начинает отличаться от заданных параметров, здесь срабатывает лампочка, и асессор начинает просто слушать.

Ракиткина:

- У учителя лампочка?

Ларьяновский:

- У контролера. Что надо послушать, все ли было хорошо. Иногда бывает действительно, что учитель нашел проблему, прервал стандартное выполнение урока и начал объяснять, что человек делает не так. То есть это нормально. А бывает, что действительно, зацепились языками, начинают разговаривать в оплаченное время. Ему, конечно, приятно было все это дело, но деньги-то уходят, а результата нет. Поэтому следим.

Ракиткина:

- Александр, думаю, не все учились онлайн. Хотя этот способ обучения становится все более популярным. Вообще как происходит обучение? Мы хорошо представляем, как люди учатся в обычной школе. Как здесь происходит обучение? Мы уже поняли, есть учитель и студент, каждый в своем месте, у компьютера. Видят ли они друг друга, что это – скайп или не скайп? Вы сказали, что кто-то что-то нажимает. Каким образом сам этот процесс построен?

Ларьяновский:

- Да, это два человека, которые находятся где-то в двух произвольных точках земного шара, там, где есть, худо-бедно, интернет. У человека компьютер, ноутбук или планшет, у учителя тоже, они видят друг друга при желании, но они абсолютно точно слышат друг друга. И дальше в обычном интернет-браузере у них открыт урок по той тематике, которую им сейчас нужно проходить, там набор упражнений. Не надо пересылать друг другу все эти файлики, не надо покупать никаких учебников - всё там. На самом деле было еще очень интересно, что у нас учителя любят давать домашнее задание. Почему? Потому что в обычной жизни учителя не любят давать домашние задания. Их нужно готовить (их никто не оплачивает), их нужно проверять (это никто не оплачивает). Поскольку у нас все это делает компьютер, учителя гордятся, что поступают правильно: вот тебе надо дать домашнее задание, мы с тебя его спросим. Опять же, если человек просил учителя требовательного, на уроке поработали, дома он все это дело проверяет, - это на самом деле обычная такая интерактивная страничка в интернете, которая сохраняется с тобой пожизненно: все, что мы узнали про твои особенности изучения, твой словарный запас. Как такая медицинская карточка, мы всё это дело храним. То есть вне зависимости от того, закончил ты обучение или не закончил, у тебя все эти материалы пожизненно есть, ты с ними можешь продолжать дальше занятия, понимать, какой у тебя прогресс и все остальное.

Это все достаточно современно, достаточно просто. У нас, кстати, очень много учится пенсионеров. Ну, как много? То есть десятки. И это для меня было в свое время большое открытие: а зачем? Причем это не какие-то такие богатенькие, это вполне себе обычные люди. Правда, дети в основном это дело оплачивают. Я просто спросил: а зачем? Говорят: мне подружки на скамейке сказали, что это очень хорошая профилактика Альцгеймера.

Ракиткина:

- В том числе. Тренировка. И потом общение. Если это живой преподаватель… Есть же проблема нехватки общения пожилых людей.

Ларьяновский:

- Главное – мотивация. Я смотрю на своих родителей – очень помогает, очень хорошо работает.

Ракиткина:

- Мы говорили о том, сколько можно заработать, работая в школе английского языка «Skyeng». И, как выяснилось, это неплохие деньги. Нас слушают не только в Москве, но также в других регионах. И если кто-то заинтересован в работе в такой современной компании, думаю, может зайти на сайт компании, посмотреть вакансии и, может быть, даже отправить резюме, для того чтобы его рассмотрели.

А продолжим мы вот о чем. Образование сейчас и вообще подходы к образованию сильно меняются, мы это видим даже по разговору с Александром. Раньше были большие центры обучения – Москва, Новосибирск, Санкт-Петербург, куда люди ехали за образованием. И так складывалось, что многие из них, получив это образование, оставались там же. Сейчас то, что происходит, и то, что дает нам интернет, позволяет людям учиться там, где они родились, и это может сильно поменять структуру рабочей силы в стране. Александр, вы согласны со мной?

Ларьяновский:

- Я абсолютно согласен. Я скажу такую крамольную, наверное, вещь. Все современное образование, будь то школьное, университетское, и не только в нашей, но и в любой другой стране, оно сложилось так не потому, что это лучшее из того, что можно было придумать, а потому, что оно так исторически сложилось. Тысячу лет назад профессорам, ученым было интересно жить рядом друг с другом, студенты начинали селиться рядом друг с другом, и так образовались университеты. Совершенно неизменно тысячу лет они так же и идут. При этом, например, еще 7-8 лет назад мы потребляли информацию как? Мы смотрели телеканал, мы слушали радиостанцию, мы покупали какие-то газеты и читали журналы. Сейчас эта привычка уходит в прошлое и практически не остается. У нас этот контент, потребление его становится фрагментарным. Мы смотрим и набираем под себя: вот здесь, вот здесь, вот здесь. И нам все равно, по большому счету, где он выходит.

И с образованием будет примерно то же самое. Твоя задача – научиться тому, что тебе нужно, а не тому, чему тебя учит. Это две большие разницы. В каких-то случаях ты не знаешь, что тебе нужно. Если мы говорим про школьное образование, то общий стандартный минимум ты должен знать. Но дальше начинается история: а что нужно тебе, в чем ты будешь успешным, как тебе правильно развиваться? Когда мы приходим в университет, с этого момента, должна быть, по идее, понятна твоя карьерная траектория. Она может потом поменяться десять раз, но она понятна тебе в каждый конкретный момент времени. И вот здесь образование перестает отвечать, как это модно было говорить в моем детстве, вызовам времени. Потому что оно очень медленное, ты завязан только на тех преподавателях, которые есть в радиусе твоего проживания. И вот это неравенство – почему одним всё, другим ничего, почему, если я живу в маленьком городке в Сибири, то я не могу слушать и учиться у тех, кто одарен (ехать – это не вариант на самом деле) – образование начинает становиться в этом месте… Вот онлайн-образование не разрушает, а дополняет, потом, конечно, подменяет собой, но пока, на сегодняшний момент, дополняет.

При этом знания ничего не стоят. Сейчас куча вузов выложили все свои лекции в открытый доступ – MIT, Стэнфорд, - иди и смотри. Не в самой информации дело, важно то, кто тебе и как это объясняет, как ты это все усваиваешь, как за этим следить. И время-то ускоряется. Я пошел в школу, еще калькуляторов не было, а это был всего лишь конец 70-х. А сейчас мы уже забыли о том, что бывает мир без компьютеров. И даже бабушки, которые могут никогда не пользоваться компьютерами у себя дома, пользуются ими опосредованно, через всю ту инфраструктуру, которая есть, начиная от лифтового хозяйства дома, управления энергетикой и всем остальным. Все равно весь этот мир у нас из компьютеров.

И, к сожалению, если сейчас смотреть – робототехника, микробиология и все остальное, - очень много новых знаний, которым еще никто нигде не учит, и, к сожалению, образование здесь отстает. И онлайн-образование начинает здесь дополнять, помогать. Я очень многим школьникам говорю: ребята, не рассчитывайте на вузы, ищите по своим интересам онлайн-курсы.

А дальше начинается следующее. Методика обучения чему бы то ни было – математике или английскому языку, неважно, она исторически складывалась, модифицировалась: методисты делали какие-то эксперименты, собирали эти данные. Это жутко долго, жутко неудобно, нет никаких датчиков. А у нас в онлайне, где мы пишем всё: сколько секунд человек думал, как он ответил, сколько делается ошибок… А если правило объяснил и человек его видит, когда отвечает, а если человек его не видит? У нас получается, что мы методику… все время ставим эксперименты, и все время на больших числах. В нашей школе мы провели уже больше 200 тысяч уроков. Это на самом деле статистически достоверная информация. Мы начинаем выстраивать методику математически достоверную, не потому, что кто-то как-то увидел. Вот сейчас идем в книжный магазин, и ровно столько, сколько денег есть, мы покупаем себе книжек по изучению английского языка. Они друг другу противоречат, они построены по принципу: у меня так получилось. Да, ты хороший учитель, у тебя получилось, но это не значит, что у другого учителя так получится, у другого ученика так получится. И мы выстраиваем систему именно статистически, математически, физически достоверную модель, что работает, что не работает, и эти методики у нас получаются в этом смысле правильные, и они все время самомодифицируются.

Ракиткина:

- Правильно ли я поняла, что сам алгоритм обучения такой самообучаемый? То есть то, о чем мы говорим – современные методологии, технологии, они настолько современны, что они в процессе обучения сами себя корректируют, в зависимости от того, как, например, учится студент или какие возникают новые потребности.

Не зря мы заговорили о технологиях. Потому что, если вы посмотрите на сайте компании «Skyeng», школы «Skyeng», кто ее создатели, вы увидите, там такие довольно молодые ребята, которые Физтех, Бауманский. То есть сейчас технологии настолько прочно, скажем так, рулят в интернете, что не лингвисты, а сами технологии говорят нам, как мы будем учить английский язык. Кстати, тут может возникнуть вопрос. Вы же учите английскому языку. А лингвисты-то там есть?

Ларьяновский:

- Обязательно. Есть лингвисты, есть методологи, есть люди, которые понимают содержание. Компьютеру, в общем, все равно, на что отвечать. В Яндекс или Гугл забиваете запрос, он вам отвечает. Он не понимает, хороший запрос или плохой, он про правильные вещи или постыдные. Он просто отвечает так, как умеет. Но должен быть кто-то, кто будет отвечать, с человеческой точки зрения, за качество результата. Поэтому это, безусловно, те ученые, которые у нас работают в компании, которые читают статьи о том, как работает человеческая память, как мы запоминаем слова, как из долгосрочной памяти в краткосрочную и наоборот информация ходит, что такое речевые структуры, почему там слово в контексте это одно, слово без контекста – другое, как это все связать, как уложить это в твою память, как научить тебя это делать очень быстро и эффективно.

На самом деле наша мечта такая. 150 лет назад Жюль Верн написал книжку «Вокруг света за 80 дней». Там был вызов – сможет ли Филеас Фогг обогнуть за 80 дней. В чем проблем? Были уже и пароходы, уже поезда были. В чем вызов-то был? А в том, что не было регулярных путей сообщения. То есть ты из точки А выбирал какое-то направление куда-нибудь в сторону точки Б, искал какой-то транспорт, который тебя довезет. Сейчас для нас звучит смешно: сколько времени нужно доехать из Москвы в Санкт-Петербург или из Санкт-Петербурга в Москву.

Ракиткина:

- Сколько денег, я бы даже сказала.

Ларьяновский:

- В смысле, что значит сколько? Все знают. А 200 лет назад это было на самом деле достаточно большим вызовом. Известен человек, которому удалось это сделать за 30 дней, он даже книжку про это написал. Но не факт, что любому другому это удалось бы сделать быстрее или медленнее. Или сколько стоит долететь до Нью-Йорка? Ну, не знаю, ты садись, а там разберемся.

А с английским-то так происходит. Сколько стоит выучить язык? Никто не знает.

Ракиткина:

- Действительно хороший вопрос. Можно посчитать часы, потраченные на обучение. Но я думаю, что здесь вопрос глубже. Как специалисты «Skyeng» отвечают на вопрос, сколько же стоит выучить?

Ларьяновский:

- Мы на самом деле хотим, чтобы образование пришло туда, куда пришло большинство других услуг. Когда можно на берегу сказать, сколько времени и денег тебе понадобится, чтобы достичь своей цели. Мы пока еще далеки от того, чтобы каждому человеку вычислить и сказать, но мы каждый день идем в эту сторону. Я надеюсь, что в ближайшие годы мы это сможем сделать.

Ракиткина:

- В завершающей части нашей программы у нас есть некоторые сюрпризы. Не сочтите рекламой. Это не рекламная программа, хотя мы рассказываем про эту школу. Мы рассказываем не только про школу, мы рассказываем вообще про обучение в интернете. Так уж получается, что у нас сегодня именно человек, который представляет эту компанию. И у Александра есть для нас всех подарок. Школа «Skyeng» дарит всем слушателям радиостанции «Комсомольская правда» четыре урока с преподавателем – носителем языка или русскоязычным преподавателем в своей школе. Для того чтобы воспользоваться подарком, нужно зайти на сайт компании «Skyeng» и зарегистрироваться. Вам перезвонит оператор колл-центра, и вы тогда скажете кодовое слово «Комсомольская правда» и получите 4 урока. По-моему, замечательный подарок.

Мы говорили о том, как себя заставить учить английский язык, что для этого нужно, поговорили о технологиях. И сейчас, наверное, поговорим о будущем. Логично поговорить о будущем, что нас ждет – может быть, роботы сменят преподавателей, возможно ли такое. Александр – человек, который как раз на передовой вот этих технологий обучения. Александр, что нас ждет, к чему готовиться, скажем, в ближайшие 5-10, может быть, даже дальше в каком-то горизонте?

Ларьяновский:

- Я, наверное, начну с такой вещи. Мы заметили, что больше всего нравится наше онлайн-образование подросткам. Нет, в первую очередь, конечно, нравится занятым людям – не надо никуда ездить, можешь из командировок, откуда угодно. А на втором месте стоят подростки. Я долго не мог понять, почему. Те, которые к экзаменам, к ЕГЭ готовятся, они говорят: понимаешь, не стоит над душой, преподаватель хороший, он клевый. Кто-то там занимается… Футболист, у него преподаватель – англичанин, они обсуждают один и тот же футбольный клуб. Он говорит: он не стоит над душой, вот он рядом, но далеко. Поэтому молодежь более восприимчива к новым вещам. Но в целом сейчас мы, все общество, человечество, стоим на пороге новой революции. Это видно уже сегодня. Я говорю про настоящее, я не говорю про будущее. Уже сегодня у нас ездят автомобили, в которых нет водителя. Уже сегодня есть магазины, и даже в Москве, я видел, начинает монтироваться система, в которой нет продавцов. Уже сегодня в медицину приходят суперкомпьютеры, которые ставят диагноз в разы точнее, чем очень крутые врачи в навороченных клиниках. Постепенно человечество сдает весь, скажем так, рутинный механизированный труд, который легко алгоритмизировать.

Ракиткина:

- Да, возможно, через некоторое время мы будем говорить: вас записывать к роботу или к человеку?

Ларьяновский:

- Да, все правильно. И выбор будет примерно такой. У врача точность диагноза будет 20%, а у робота 95. Вам к кому? И сразу ответ становится немножко другим. Но у компьютеров, у роботов до сих пор нет компетенций, которые есть у людей, и в обозримом будущем не появится. Во-первых, то, о чем мы говорили, - это мотивация. Это когда ты разговариваешь с живым человек. Потому что у бездушной железки нет обязательств, а у человека есть – как учитель поругает или как учитель похвалит, или как учитель по блеску в глазах поймет, понял ты или не понял. Здесь, конечно, искусственному интеллекту до естественного очень далеко.

Но при этом, конечно, учитель никогда не запомнит, сколько слов вы знаете, сколько не знаете. Он никогда не запомнит, что есть какое-то слово, которое вы переводите, вы понимаете, но никогда его не произносите. Оно у вас есть в пассиве и нет в активе. Компьютер все эти вещи может легко помнить про каждого из нас и учителю корректировать учебный план, говорить: а теперь надо дать домашнее задание с этим словом, а вот теперь сделай упражнение с ним, чтобы он его сказал, и т.д. Вот здесь такой экзоскелет для учителя. Вот как в космических фильмах – чтобы быстрее бегать, точнее стрелять. Это та же самая система. То есть на самом деле будущее вот в этой связке, когда естественный интеллект и искусственный вместе начинают делать куда больше. Все нынешние технологии, нынешняя космическая программа, компьютеры и все остальное – это, конечно, связка людей (ученых, специалистов в своей области) и компьютера, который позволяет это все считать.

Поэтому мы идем туда. Все рутинные профессии умрут, уйдут к роботам. Это просто дешевле, это точнее, это удобнее. А человечество останется там, где оно сильно, - в умении придумывать, в умении творить.

Ракиткина:

- Главное, чтобы мы с вами были в выигрыше.

Ларьяновский:

- Будем.

Ракиткина:

- Тогда еще советы от Александра. Как же себя заставить учить английский язык? Ну и только английский. Вообще как заставить себя учиться? Какие-то советы, может быть, лайфхаки.

Ларьяновский:

- Самое первое – вы должны понять, зачем вы это делаете, какую пользу вы хотите от этого получить.

Ракиткина:

- То есть первый совет – разобраться в себе.

Ларьяновский:

- Да. И понять, как вы это будете использовать. То есть вы вложите в это усилие. Что вы извлечете обратно? Если ответ «ничего» или «я не знаю», то, скорее всего, вы с этим ничего делать не будете.

Ракиткина:

- Наверное, здесь ответ в области немножко другой, в области психологии или мотивации.

Ларьяновский:

- Нет, ответ в области конкретных ваших… Ответ на вопрос: что бы я мог делать. Не вообще когда-нибудь, поехать куда-нибудь на экскурсию, а ежедневно. Что бы я мог делать ежедневно, если бы я знал язык. То есть я бы читал больше литературы, я бы смотрел фильмы с настоящими голосами любимых актеров, а не с дубляжом черти каким, и т.д. Это должен быть какой-то такой настоящий, честный себе ответ. Это первое.

Второе. Ставьте короткие цели, а не длинные. Любая цель, которая на год вперед, она никогда не будет вас мотивировать. Это должна быть цель на день, на неделю.

Третье. Очень хорошо работает метод публичных обещаний. Вот напишите у себя в Одноклассниках или ВКонтакте обещание, что я обещаю вам, что через три месяца сделаю вот это. Вы не поверите, насколько это сильно вас смотивирует. У вас сразу это нежелание ударить в грязь лицом начнет вас ежедневно двигать.

Дальше. Вы не поверите, даже если вы никогда в жизни не изучали английский язык, вы уже знаете порядка 500 слов. И 500 слов это на самом деле достаточно много. И если вы начнете с того, что вы знаете, вам будет куда легче, чем начинать с самого начала. Не пытайтесь учить язык по старым добрым советским учебникам, они не про это. Начинайте учить язык так, как учат его дети, с простых понятных вещей, с легких фраз, основываясь на том, что вы знаете. То есть автомобиль по-русски и по-английски примерно одно и то же слово. Автобус – это одно и то же слово. Вы уже можете говорить простые предложения, пусть они будут не очень правильные. Но этот метод очень маленьких шажочков… История «я могу». Я не очень люблю рассказывать про планы, которых мы еще не сделали, но вот мы через пару месяцев запустив сервис, который позволит каждому человеку каждый день ахать и охать, чего он, оказывается, на самом деле может в английском языке.

Ракиткина:

- Поглаживания такие.

Ларьяновский:

- Это не поглаживания, это из серии «я могу». Знаете, как человек в фитнес пошел, он первые 20 минут позанимался и уже смотрит в зеркало: там пузико меньше, мышца больше? И если в этот момент ему сказать: слушай, ты 20 минут занимаешься, а у тебя уже такой прогресс, - у человека сразу спина распрямилась. А если он услышал смешок за своей спиной, даже не про него, - всё: я позорище, я не пойду, я не буду. Мотивация падает.

Наша задача как находящихся на острие, как вы сказали, все время разрабатывать такие продукты, которые в повседневной жизни по чуть-чуть, по маленькому шажочку, но вы будете: а я, оказывается, вот это могу, а я не знал, а я тут слушаю песню и понимаю слова, а я же ничего особо не учил. И когда это происходит, вы вовлекаетесь, и это становится такой же рутиной, как арифметика. Мы же не хвастаем: ух ты, я сегодня посчитала сдачу в магазине, и у меня сошлось. Наша задача – как раз английский сделать такой арифметикой.

Ракиткина:

- Спасибо, Александр. Я напомню, что у нас сегодня есть подарки от компании «Skyeng». Вы можете получить 4 урока в этой новомодной школе. Для этого нужно зайти на сайт «Skyeng».

Ларьяновский:

- Да, эти уроки будут индивидуальные. Вы говорите оператору, (он вам перезвонит после того, как вы оставите заявку), что слушали радио «Комсомольская правда». И когда вы пройдете бесплатный для всех урок, кроме этих четырех, и начнете заниматься, вам 4 урока эти достанутся автоматически, с носителем языка или русскоязычным, в зависимости от вашего уровня и вашего желания.

Ракиткина:

- Значимый подарок. Кроме всего прочего, это еще и возможность позаниматься, получить новые знания, посмотреть, как работает новая школа.

КСТАТИ

Ждем ваших вопросов!

Если у вас есть вопросы о том, как делать деньги в Сети, задавайте их нам! А мы обсудим с экспертами в программе «Восстание машин».

Вопросы вы можете выслать на электронную почту (vm@phkp.ru) или же оставить их в комментариях под этим материалом.

Программу «Восстание машин» слушайте по вторникам, в 22.05 на Радио «Комсомольская правда» (на волне 97,2FM в Москве или на сайте fm.kp.ru).

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ