2016-07-14T10:30:19+03:00

Что ищет «Яндекс»

Радио "Комсомольская правда" "Яндекс" находит всегда!Радио "Комсомольская правда" "Яндекс" находит всегда!

Гость программы «Восстание машин» на Радио «Комсомольская правда» - руководитель поисковых сервисов «Яндекс» Александр Садовский [аудио]

00:00
00:00

Ракиткина:

- Это программа «Восстание машин», меня зовут Ракиткина Елена. А в гостях у нас сегодня Александр Садовский, руководитель поисковых сервисов Яндекса. Здравствуйте, Александр.

Садовский:

- Здравствуйте, Елена.

Ракиткина:

- А говорить мы будем о поиске Яндекса. Вы пришли в компанию Яндекс в 2003 году.

Садовский:

- Да, все верно.

Ракиткина:

- Как вы оказались в этой компании? Что должно было случиться, чтобы вы возглавили такое важное для компании направление, как поиск?

Садовский:

- Оглядываясь назад, хочется сказать, что не было настолько большого пафоса. Компания Яндекс тогда была довольно маленькой. Когда я пришел, в ней было меньше сотни человек.

Ракиткина:

- А сейчас?

Садовский:

- А сейчас почти шесть тысяч. И в тот момент, когда я начинал работать в Яндексе, не было даже иерархической структуры, как таковая она отсутствовала, все подчинялись генеральному директору Воложу. И поэтому это все было проще, чем сейчас. У меня была классическая карьера программиста. Я программировал на заказ, я работал в лаборатории прочностных испытаний, где писали софт для испытания на прочность самолетов и автомобилей. И после переезда в Москву у меня какое-то время карьера изменилась. Потому что я увлекся очень поисковыми системами. И в тот момент я исследовал по двум направлениям. Первое – это как создавать поисковые системы. Я начал писать диссертацию на эту тему. А второе – как люди достигают каких-то позиций, не видя поисковую систему. По сути, реверс-инжиниринг. Обратное восстановление алгоритма поисковой системы. Это в полной мере задача не решаемая, но в какой-то степени приближения если ее решить, то можно было бы попробовать управлять позициями сайта в поисковой системе. Тема меня настолько заинтересовала, что меня на ней пригласили в Москву.

Ракиткина:

- Что вы заканчивали?

Садовский:

- Я работал в Харькове, заканчивал авиационный институт по компьютерной специальности. Меня пригласили в Москву. Там мы основали компанию ADLABS, которая до сих пор находится на лидирующих позициях и по контекстной рекламе, и по оптимизации. Мы начали очень много делать и новых шагов на рынке, которые раньше никто не делал. А также развивать отрасль. В частности, с Игорем Ашмановым и Сергеем Петренко втроем были в оргкомитете первой конференции по оптимизации. Меня увидел Илья Сегалович и написал: Александр, вы не хотите поработать в Яндексе? Я пришел. Были Илья и Аркадий, это было похоже на разговор, чем на собеседование. И пригласили работать в Яндекс.

Ракиткина:

- Так и рождалась наша интернет-индустрия. Примерно одни и те же люди общались. И в итоге получались такие компании, которые сейчас рулят на нашем рынке интернета. Поисковые сервисы – это, кроме поисковика, что в себя включает?

Садовский:

- Мы называем их вертикальными сервисами. Поиск по картинкам, поиск по видео. Вся совокупность сервисов, которая нужна для того, чтобы дать полный и понятный ответ пользователю. Если человек спросил про фильм какой-то или спросил про фотографию певицы, не показать ему эту фотографию, а просто на словах сказать: вот ссылочка, пойди посмотри, там где-то есть фотография, - сейчас уже пользователям такой ответ кажется некачественным. Это было не так очевидно десять лет назад. Но сейчас уже ожидания пользователей очень высокие. Надо сказать, что поисковая система, развиваясь постоянно, эту планку ожиданий очень сильно поднимает. Очень многие вещи, которые легко могли отсутствовать в поисковой системе несколько лет назад, например, поисковые подсказки, которые выпадают, я напомню, что в 2004-м ни у одной поисковой системы их не было. В 2007-м они появились почти у всех одновременно. И спустя уже год или два поисковые подсказки, когда человек начинает набирать запрос, а ему дальше предлагают на выбор варианты.

Ракиткина:

- Вот эти подсказки только по начальным буквам или они как-то анализируют поведение предыдущее пользователя?

Садовский:

- И то, и другое. Там есть статистика по тому, что хотят пользователи. Причем она активно учитывает текущий момент времени. Я недавно вводил управленческий запрос, мне было интересно, как наказывать сотрудников, какие есть мнения на этот счет.

Ракиткина:

- Хотели наказывать?

Садовский:

- Хотел выяснить мнение. И первый самый запрос, который подсказывал Яндекс, был «как наказать Турцию». Народ думал на тот момент об этом. А остальные запросы пользователей были вполне обыденные: как наказать человека за то, что он меня обидел? Как наказать кота, чтобы он понял? И это то, что интересует пользователей сейчас. Потому что через два месяца их будет интересовать что-то другое по этому запросу.

Ракиткина:

- Как знание о том, что так меняется информация, как это могут использовать компании или люди в своей жизни?

Садовский:

- Запрос каждый вообще не статичен. Есть запросы, которые, та же Турция, если взять как пример, некоторое время назад это было только про отдых, по крайней мере в летнее время. В зимнее время – про отдых и про покупки.

Ракиткина:

- Компании, которые активно продвигались на слова «отдых в Турции», им сейчас надо менять свою политику в SEO-продвижении?

Садовский:

- Продвижение – это следствие всегда. Нужно менять политику бизнеса прежде всего. Потому что сейчас, если для них эти туры стали невозможны, то в этот момент теряются бизнес-возможности, а продвигать или не продвигать – это уже следствие. Есть несколько стереотипный взгляд на то, как работает поисковик. Есть ощущение, что он обходит интернет прямо сейчас. Человек задает запрос, и он тут же бежит на какие-то странички и чего-то смотрит. Это невозможно сделать технически. Потому что количество страниц в интернете измеряется миллиардами. Есть основная часть – это робот, который ходит, складывает эти странички, регулярно их обновляет, переиндексирует. И поисковик в момент запроса обращается к этой базе. Миллиарды страниц – это только в русскоязычной части интернета. Мы индексируем еще англоязычную, индексируем хорошо в Турции, на Украине и так далее. Интернет огромный. И эта база занимает петабайты. Это не то что библиотека, это многие десятки библиотек. В момент, когда поисковик получает запрос от пользователя, он начинает анализировать его и пытаться определить смысл запроса.

Ракиткина:

- Мы с вами просто вбиваем что-то в поисковую строку. В этот момент начинается лихорадочное соображение, что же делать дальше.

Садовский:

- Не лихорадочное, целеустремленное.

Ракиткина:

- В чем целеустремленность?

Садовский:

- Мы стараемся понять смысл каждого запроса. И очень интересно, если лет 5-10 назад поисковые системы искали в основном ключевые слова, которые входили в запрос. Тогда на маленьком интернете этого и хватало. Сейчас очень часто поисковые системы находят страницы, где даже слова запроса не употребляются, а находятся их синонимы. Или по смыслу страница соответствует тому, что человек хотел спросить. А как поисковик узнает об этом? Здесь построена достаточно сложная система, которая позволяет понять тему запроса, слова-синонимы, которые стоят в ряду. Аббревиатуры расшифровать. Или, наоборот, по полному названию найти ссылки с аббревиатурой. Система может работать в обе стороны. Эти алгоритмы позволяют находить хорошие варианты. Поисковая система еще учитывает поведение пользователя. Когда вы, задав запрос для себя, потом нажали на одну, на другую ссылку, на каких-то ссылках задержались, какие-то ссылки более внимательно смотрели, это для поисковой системы сигнал, что вот эта конкретная ссылочка интересует чуть больше, чем другие. В следующий раз, когда другой пользователь придет, вы своим поведением помогли сделать для него результаты поиска лучше. Чем чаще задают какой-то запрос, тем больше этой статистики, тем поисковая система работает лучше. В тот момент, когда отбираются страницы, у нас таких факторов, которые поисковая система анализирует разные признаки. Например, как часто встречаются слова на странице, как много на нее ведет ссылок с такими-то ключевыми словами, как часто пользователи кликают по результатам поиска именно на эту страницу. Может быть, она не первая выдается, она может пятой, седьмой, но на нее много кликают. Это некая оценка, насколько она хороша по этой шкале. Таких факторов у нас больше 800.

Ракиткина:

- Это факторы, которые учитывает поисковая система.

Садовский:

- Для каждой страницы. И отдельный фактор – для запросов. И есть сложный алгоритм, который придумали гениальные программисты Яндекса. Называется Матрикснет. Это алгоритм машинного обучения, который учит программу, как подобрать такую формулу, чтобы результаты поиска были самыми лучшими. Мы ей даем образец: вот эта страничка хорошая, вот эта страничка плохая. Это определяется экспертным мнением. Алгоритм, глядя на эти странички, глядя на то, какие факторы у них, говорит: ага, формула должна быть вот такой. И мы потом проверяем на тестовой выборке. Если там получаем качественные результаты, это означает, что формула удачно подобрана, ее можно выкладывать наружу. Когда выложили наружу, мы еще смотрим по статистике динамической, которая определяется, исходя из поведения пользователя. Что они находят свои результаты, что им нравится, что они продолжают пользоваться поисковой системой. Поисковая система подстраивается под текущие интересы пользователя. Если понятие о том, что хорошо и что плохо, у пользователя сменится, если сайты, которые являются качественными, начнут краситься в зеленый цвет, поисковая система рано или поздно это поймет и начнет зеленые сайты поднимать чуть выше.

Ракиткина:

- Сама?

Садовский:

- Сама. Достаточно иметь фактор – цвет сайта. И автоматически у него появится очень большой вес. Если по весу отранжировать каждый фактор, насколько сильно он влияет на то, какая страница станет первой, то порядок этих факторов очень сильно меняется. Те факторы, которые были весомыми пару лет назад, сейчас могут быть по втором-третьем десятке или даже уйти в хвост. Система сама подстраивается под интернет.

Ракиткина:

- Приведите примеры этих факторов, чтобы было понятно.

Садовский:

- К сожалению, назвать факторы – это секрет.

Ракиткина:

- Так я и знала.

Садовский:

- Приведу классический фактор. Если есть слово встретилось один раз на странице, скорее всего, страница не про это слово. Наоборот, если слово встречается в каждом предложении по два-три раза, скорее всего, это какой-нибудь союз или вводное слово, которое никому не интересно. Есть такая формула, которая, основываясь на частоте слова в конкретно этом тексте и частоте слова во всем интернете, мы знаем статистику по всему интернету, оно определяет контрастность. То есть насколько слово характерно именно для этого документа. Есть слова, которые очень характерны этой страничке, но не характерны интернету. Этот фактор описывает формула TF-IDF. Это позволяет определить, насколько вот это слово описывает именно этот документ. Сейчас есть уже более современные алгоритмы. Фактор – посчитать число. И это число характеризует, насколько по этому конкретному показателю этот документ хорош или плох. Если слово встречается очень часто, то документ будет плох, потому что в интернете таких слов много, знаменатель будет большим. Если слово встречается очень редко в документе, оно тоже будет небольшим. Оно будет большим только для характерных слов.

Ракиткина:

- И таких факторов аж 800?

Садовский:

- Да.

Ракиткина:

- И над каждым из них работает не один человек?

Садовский:

- Не один. Главная заслуга Яндекса как поисковой системы, что нам удалось в 2009-2010 годах сделать из этого фактически фабрику, конвейер. Мы смогли разделить процессы, когда есть формула, которая подбирается с помощью машинного обучения, и процессы создания факторов. Раньше программист должен был факторы эти подбирать в полуручном режиме. Это было сложно. Скорость обновлений была низкой. Сейчас он подбирает фактор. Может тут же потестировать, насколько он оказывается влиятельным. Если он влияет, его тут же включают в формулу.

Ракиткина:

- А тестирует он это на живых людях?

Садовский:

- Нет. У нас есть специальная тестовая система. Мы ее называем «офф-лайн», это происходит не с живыми пользователями. Если она показала хорошие результаты, то после этого мы можем выкатить в зависимости от силы изменений на живых пользователей, но не на всех, а на 1 процент. Если живым пользователям новая формула нравится, то тогда мы уже выкладываем на всех пользователей. Ступенчатая система. Поисковая система – в последние годы это механизм, который не должен не просто ломаться, а который должен быть доступен круглые сутки и каждую секунду.

Ракиткина:

- Когда какие-то сбои, мы все это моментально чувствуем. Начинается шум.

Садовский:

- У нас есть очень много дата-центров, не один. Мы постоянно их строим. Они географически распределены, чтобы были каналы разные. У них высокая связанность с огромным количеством провайдеров.

Ракиткина:

- Это практически должен быть уже какой-то военный объект.

Садовский:

- С точки зрения надежности это, действительно, объекты как военные. У них есть дизель-генераторы, у них есть специальные системы охлаждения. Построили последний дата-центр в Финляндии. Тепло, отводимое от этого дата-центра, обогревает несколько финских кварталов. Муниципалитет Финляндии платит нам деньги за обогрев этих домов.

Ракиткина:

- Мне кажется, они должны переименоваться в город Яндекс.

Садовский:

- Я не думаю, что они что-то нам должны, кроме того, что выполняют свои обязательства.

Алфимов:

- Этот год – важный для нашего рынка SEO-оптимизаторов, когда Яндекс выпустил новый алгоритм «Минусинск». Многие оптимизаторы плачут горькими слезами. Наш друг Игорь Ашманов хорошо рассказывал про то, какие изменения претерпевает сейчас рынок. Что, как избежать?

Садовский:

- Стоит обозначить, что такое SEO-оптимизация. В отличие от обычного маркетингового продвижения, она направлена не на людей, а на поисковые системы, на их алгоритмы. Есть человек, который зовется оптимитзатором. Он смотрит на то, как формируются результаты поиска, и видит, что сайт находится на 20-м месте или на 120-м. Ему хочется попасть в первые строчки, получить переходы пользователей, трафик, и заработать на этом как-то. Для того, чтобы это сделать, он пытается понять, чем отличаются сайты, которые выше него, от его сайта. Когда он выдвигает гипотезу, он начинает пытаться повторить те же действия. Или, прочитав теоретическую часть, пытается воздействовать на какие-то вещи, которые находятся в его зоне влияния, чтобы сайт его взлетел вверх. Разница только в том, что есть методы, которые приводят к воздействию на поисковые системы, которые поисковые системы считают конструктивными, полезными для своих пользователей. Если заголовок страницы прописан, это полезно, потому что тогда у страницы красивое описание. Когда пользователь уже перешел на сайт, в браузере виден этот заголовок. Это хорошо всем. И поисковая система это поддерживает. А есть черная и сера зоны. Там, где активные действия оптимизаторов приводят к тому, что пользователям становится хуже.

Ракиткина:

- Черная – это та, которая абсолютно запрещена, за которую наказывают. А серая – это как раз та, которая как бы…

Садовский:

- Я для себя серую зону определяю очень просто. Это зона, в которой действие одного конкретного оптимизатора еще не приводят к катастрофе, но когда так начинают действовать все или массово, то качество ответа для пользователя, качество интернета даже для пользователя резко падает. И поэтому любая массовая активность в этом месте вредна. Если возвращаться к ссылкам…

Ракиткина:

- Ссылки – это…

Садовский:

- Это такая строчка на странице, которая говорит, что есть другая страница, которую автор первой страницы рекомендует посетить. По ней можно кликнуть, и вы окажетесь на другой странице.

Ракиткина:

- Казалось бы, ничего в этом страшного нет, если бы не существовало большое количество бирж, которые генерируют большое количество ссылок и продают их.

Садовский:

- Ничего страшного, пока именно автор и именно рекомендует. Как только люди увидели, что поисковая система учитывает эту ссылку как некоторый повод сделать сайт, на который она ведет, чуть-чуть более авторитетным, тут же появились желающие размещать ссылки в огромном количестве.

Ракиткина:

- Тут же появились ресурсы, который это предоставили. Почему нет.

Садовский:

- Когда мы это увидели, мы начинали с того, что просто научились классифицировать ссылки на поставленные с целью SEO, чтобы влиять на поисковую систему, и поставленные с рекомендательной целью. У нас был доклад на научной конференции, оптимизаторы называют его «Мадридским докладом», потому что конференция проходила в Мадриде.

Ракиткина:

- Как вам удалось, как вы узнали при большом количестве сайтов, что эти ссылки рекомендательные, а эти – пустые?

Садовский:

- В Яндексе на любой вопрос есть ответ. Машинное обучение. Мы экспертным методом собрали достаточно большую коллекцию ссылок, которые вращаются на биржах, которые поставлены с целью влиять на поисковые системы. И большую коллекцию честных ссылок, которые люди ставили ради рекомендации. Сделав для этого алгоритма какое-то количество факторов, машинное обучение наконец могло достаточно четко разделить эти два множества с очень высокой точностью.

Ракиткина:

- От этих ссылок «Минусинск» наш рынок и избавил.

Садовский:

- «Минусинск» избавил, но перед этим еще была проблема. Когда ссылок так много в интернете, даже то, что мы их не учитываем, все равно точность алгоритма не сто процентов. Она 99,9 %, например. Оптимизаторы закупали ссылок так много, чтобы через эту 0,1 %, которую пропускает алгоритм, попытаться воздействовать на поиск.

Ракиткина:

- Они еще больше усиливали, создавая напор. Там, где большой напор, проходимость еще меньше.

Садовский:

- Чем это плохо? Это плохо не только пользователям, которые получают ответы не самые релевантные, а те, которые оптимизаторы проплатили. Проблема в том, что меняются интересы заказчиков, меняется структура оказываемых услуг. Потому что, если раньше оптимизаторам нужно было подумать, предложить комплексный маркетинг, предложить метод один, второй, пятый, десятый, то Игорь Ашманов рассказывал, что появился целый класс оптимизаторов, которые просто закупают ссылки и ничего больше не делают. И поэтому следующий шаг – анонс того, что мы объявили для Москвы, для коммерческого ранжирования неучет ссылок. Мы их перестали учитывать совсем. Мы думали, что если нет учета, зачем туда вкладывать деньги? Но инерция психологии оптимизаторов оказалась настолько большой, что только на треть уменьшилось количество закупаемых ссылок. Люди продолжали покупать, зная, что это не влияет, все равно на всякий случай.

Ракиткина:

- И тогда грянул…

Садовский:

- И тогда пришел «Минусинск». Это алгоритм, который наказывает сайты за то, что они активно покупают ссылки.

Ракиткина:

- Наказывает – это как?

Садовский:

- Если алгоритм распознал, что это сайт находится в числе лидеров по закупке ссылок, он понижает его позиции в результатах поиска, и сайт уже находится не на первых строчках, а на 21-м, 22-м, 23-м местах.

Ракиткина:

- Я думаю, это хорошо знакомо компаниям, которые пользовались SEO-оптимизаторами. Это такие горки, когда они то высоко, то они вдруг падают на тридцатую страницу или дальше.

Садовский:

- И вот этот бизнес вокруг ссылок, мы наконец увидели результаты, он начал уходить, и люди начали заниматься конструктивными вещами вокруг своих сайтов.

Ракиткина:

- Не зря. Можно сказать, что Яндекс, помимо всего прочего, еще и за чистоту окружающей среды.

Садовский:

- Это правда. Это звучит пафосно, но у нас очень много действий направлено на то, чтобы среда была чистой. Не буду вдаваться в примеры, но мы очень много делали по антивирусной тематике, в том числе сотрудничали с антивирусными компаниями и даже с другими поисковыми системами, чтобы интернет был более чистым. Мы довольно много действий делали по борьбе с мошенничеством. Научились предупреждать, информировали компании сотовой связи, через которые эти мошенники очень часто отмывают деньги. всякие подписки на короткие номера и так далее. Чистая среда – значит человек будет приходить в интернет, ему там будет хорошо, безопасно. Значит он будет пользоваться и поиском. Если среда будет опасной, то человеку будет сложнее перейти в поиск или отпустить туда ребенка.

Ракиткина:

- Яндекс очень хорошо монетизирует любое действие, сделанное в Яндексе. Чистота поиска важна для Яндекса еще и по этой причине?

Садовский:

- Я бы не связывал. Это два разных процесса.

Ракиткина:

- Все равно приятно, когда еще и пользуются дополнительными сервисами и услугами.

Садовский:

- Вы хотите поговорить о рекламе?

Ракиткина:

- Я хочу сказать о том, что чистота поиска для Яндекса, как видится, это не самоцель, это еще и возможность потом дополнительно развивать свои коммерческие услуги.

Садовский:

- Я бы здесь обозначил так, что поисковая система не может существовать без качественного сервиса. Монетизация – это способ поддержать жизнь компании и развивать ее дальше. Развивать качество услуг, развивать качество сервисов. Но это не самоцель. Потому что в интернете все находится в одном клике. Если вам не нравится Яндекс или какой-то другой онлайновый сервис, то вы тут же перейдете на другой. Это не так, что человек купил дом, и для того, чтобы изменить место жительства, требуется целый большой проект по продаже, покупке, переезду, смене школы детям, смене работы. Это огромный процесс. А в поиске все находится в одном клике. Поэтому, если мы где-то чуть-чуть становимся менее требовательными к себе, где-то чуть-чуть понижается качество, мы мгновенно видим отток пользователей. Все вещи, которые делаются у нас, они прежде всего для качества. А монетизация – это способ для того, чтобы это хорошее дело существовало. Безусловно, у нас есть ответственность перед инвесторами. Мы думаем о том, чтобы компания могла развиваться не только в поиске, но и в смежных направлениях. Яндекс-такси или другие альтернативные направления. Если говорить о монетизации, то все-таки она мыслится не как самоцель, а как хорошее дополнение, помогающее делать качественные сервисы.

Ракиткина:

- Мы догадывались, что поисковик Яндекс – довольно серьезная машина. Но от вас это звучит впечатляюще. Но мы понимаем, что Россия большая, сайтов много. Не у всех есть возможность получить хорошие знания, особенно очно. Где и как получить знания о том, как работает поисковик, чтобы потом применять знания на практике?

Садовский:

- Чем лучше веб-мастера понимают, как работают с сайтами, тем меньше шансов, что они залезут не туда, в черную или серую зону. Тем больше шансов, что они смогут достичь результатов, которые им нужны. В этом году в Яндексе впервые прошла школа мастеров. Мы записывали все лекции, они доступны бесплатно, мы их выложили. К коллекциям есть небольшие тесты на понимание.

Ракиткина:

- Как это найти?

Садовский:

- Вбить в Яндексе «Школа мастеров Яндекса». Там можно узнать о том, как анализировать посетителей сайта, как сделать мобильную версию сайта, какие-то базовые вещи про продвижение. Довольно широкий спектр вопросов охвачен. Мы изначально хотели показать не нашу узкую в чем-то профессионально-поисковую точку зрения. Мы хотели показать взгляд рынка. Мы нашли по каждой теме экспертов рынка. Например, по копирайтингу – человека, который профессионально занимается копирайтингом. По аналитике – человека, который занимается аналитикой. Из внешних компаний. И у нас на 25 лекций больше половины лекторов – внешние. Мы надеемся, что школа поможет ответить на большинство вопросов, как минимум, для новичков. А может быть, даже для среднепродвинутой аудитории.

Ракиткина:

- Яндекс заботится о том, чтобы его поисковая машина была понятна людям, которые с ней работают ежедневно, стараясь сделать так, чтобы их сайт был в лучшей выдаче Яндекса?

Садовский:

- Мы хотим, чтобы у веб-мастеров возникающие вопросы отвечались так, чтобы им не приходилось переучиваться. Если веб-мастер начинает все проходить путем проб и ошибок, у него это занимает очень большой путь. И вместо того, чтобы выкладывать то содержание, которое ценно нашим пользователям, он занимается фактически самообучением. И это занимает много времени. Чем быстрее он разберется с технической частью, тем больше он сможет сконцентрироваться на контенте, который интересен нашим пользователям.

Ракиткина:

- Есть ли шанс у сайта, которого не касалась рука оптимизатора, оказаться на первой странице выдачи Яндекс?

Садовский:

- Есть, если он интересен пользователям. Чем интереснее, тем он быстрее там окажется. Потому что я видел ряд случаев, когда какие-нибудь промо-сайты известные, которые раскручивались и были нужны массовой аудитории, они за считанные часы оказывались в первых строчках без всякой оптимизации.

Ракиткина:

- Что значит – интересные? Люди много времени проводят на сайте…

Садовский:

- Это вы пытаетесь описать технические показатели.

Ракиткина:

- Я хочу, чтобы это выглядело в виде советов нашим слушателям.

Садовский:

- В том числе время, проводимое на сайте. Мы здесь определяем обычно через интересы бизнеса. Если взять обычного предпринимателя, который открыл свой сайт – интернет-магазин или информационный сайт. Как он определяет, что сайт интересен? Он смотрит на количество пользователей в абсолютах, которые приходят. На количество возвратов на пользователя. Он сможет глубину просмотров, время, проведенное на сайте. Он смотрит, какое количество пользователей просмотрело одну страницу и ушло, а какое просматривало много страниц. И таких маркетинговых показателей – десятки. Они описаны во многих хороших книгах. Более-менее понятно, почему они влияют на бизнес, почему они влияют на успех этого сайта. Можно считать, что поисковую систему интересует то же самое. В предельном случае мы должны интересоваться даже тем, что происходит за кликом. Если бы у нас такая информация была, и мы знали, что пользователь уже после покупки удовлетворен товаром или нет, мы бы, конечно, это тоже учитывали в ранжировании.

Ракиткина:

- Наверное, скоро такие технологии тоже будут.

Садовский:

- Я думаю, что к этому придет. Тем более, что сейчас офлайновый маркетинг сливается с онлайновым. Есть такие проекты, когда человек приходит в магазин, это уже готовое продающееся решение. Это не то что фантастика. Снимают камеры, на лету распознаются лица. А потом отслеживается путь конкретного покупателя по магазину, подходы к прилавку. Время нахождения возле каждого конкретного прилавка. Отслеживается и распознается пол покупателя. И вся эта статистика примерно как Яндекс-метрика, только по офлайну. Рано или поздно это все сольется. И тогда поисковая система это тоже будет учитывать.

Ракиткина:

- Яндекс-метрика – это инструмент аналитики.

Садовский:

- Ставится на сайт небольшой код. В тот момент, когда посетитель заходит на сайт, эта информация собирается по сайту. И потом владелец сайта может зайти под паролем и логином и посмотреть, сколько посетителей заходило, что они делали и как они себя вели.

Ракитина:

- В наше время бизнесмен должен знать не только основы бухгалтерии, но и основы интернет-маркетинга. Потому что фактически его продажи должны анализировать поведение своих пользователей на сайте. Поговорим о тенденциях на следующий год. Чего ждать? Вы обещали сказать – почему «Минусинск».

Садовский:

- Мы долго думали, как назвать алгоритм. У нас есть такая традиция – называть по городам. Нам хотелось отразить одновременно и смысл алгоритма, что сайты могут уходить немножко ниже, если они слишком активно закупают ссылки.

Ракиткина:

- Остроумные люди работают в компании Яндекс.

Садовский:

- С другой стороны, хотелось показать, что это не плохой процесс, а процесс, нужный пользователям. Город Минусинск, так удачно совпало, с одной стороны, включает слово «минус», а с другой стороны – это культурная столица Красноярского края. Довольно старый город. И при этом третье совпадение – туда отсылали в ссылку в царское время.

Ракиткина:

- Если проанализируем название российских городов, может быть, найдем еще какие-то города. Ничего на примете нет у вас, чтобы наши слушатели погадали, что же ждет дальше?

Садовский:

- Мы же подбираем под алгоритм название. Когда он придет, мы поймем, какой город ему ближе.

Ракиткина:

- А когда ждете алгоритм?

Садовский:

- Такие алгоритмы, как «Минусинск», они решают конкретные задачи. Мы их не изобретаем специально, лишь бы были. А что касается алгоритмов улучшения ранжирования, эти изменения происходят постоянно, каждую неделю. Мы регулярно выкладываем, улучшаем класс запросов или алгоритм в целом. Это процесс непрерывный. Поисковая система, которая перестанет это вдруг делать, она тут же отстанет от конкурентов. Потому что процесс совершенствования ежедневный.

Ракиткина:

- Какие тенденции будут в следующем году?

Садовский:

- Одна из более-менее очевидных тенденций – это продолжение движения в сторону мобильных устройств и мобильных сайтов. Я имею в виду не обязательно специальную мобильную версию, но как минимум ту версию, которая хорошо и нормально читается с устройств с маленьким экраном, с не очень мощным процессором.

Ракиткина:

- В 2016-м любая уважающая себя компания должна иметь мобильную версию сайта?

Садовский:

- Да. В том числе потому что существует уже целый заметный пласт аудитории, у которой основное устройство выхода в интернет – это мобильный телефон. До этой аудитории достучаться обычным десктопным сайтам, которые не открываются на мобильном, в принципе невозможно.

Ракиткина:

- Либо, если открывается, он показывается в полноэкранной версии, неудобно.

Садовский:

- Его вскоре закроют.

Ракиткина:

- А что еще?

Садовский:

- Есть достаточно много небольших трендов, которые мы отслеживаем для себя. Из крупного я бы назвал еще движение в сторону видео. Видеоконтент становится все более востребованным в качестве ответа. Люди это чувствуют. И очень многие вещи, которые раньше искали только в тексте, сейчас довольно часто появляются в виде видеоответов. Как смастерить, как избежать ошибки, как научиться – это все становится видеоформатом. Роль видео уже несколько лет постоянно нарастает.

Ракиткина:

- Вот практически готовые советы от специалиста, эксперта поисковых сервисов Яндекса Александра Садовского.

КСТАТИ

Ждем ваших вопросов!

Если у вас есть вопросы о том, как делать деньги в Сети, задавайте их нам! А мы обсудим с экспертами в программе «Восстание машин».

Вопросы вы можете выслать на электронную почту (vm@phkp.ru) или же оставить их в комментариях под этим материалом.

Программу «Восстание машин» слушайте по вторникам, в 22.05 на Радио «Комсомольская правда» (на волне 97,2FM в Москве или на сайте fm.kp.ru).

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ