2016-07-14T10:30:19+03:00

Как Владимир Вишневский пытался научить девушек русскому языку

Известному поэту пришлось объяснять разницу между «лОжить», «звОнит» и «свеклА»

00:00
00:00

В прямом эфире радио КП Владимир Вишневский рассказывает ведущим Елене Ханге и Дарье Завгородней, что только в русском языке можно сказать: «Ведь я тебе практически не вру!»

Завгородняя:

- Здравствуйте! Я, как всегда, красавица такая… А со мной еще одна красавица Елена Ханга.

Ханга:

- Здравствуйте!

Завгородняя:

- А в гостях у нас чудовище.

Ханга:

- Какое чудовище! Это обаятельный и красивый мужчина! Лучше собеседника не найти!

Завгородняя:

- Владимир Вишневский.

Вишневский:

- Здравствуйте!

Завгородняя:

- Наша тема вас заинтересует. Меня, например, она заинтересовала очень. «Если девушка говорит «лОжить» и «звОнит».

Ханга:

- Причем, по телевизору.

Завгородняя:

- Если она говорит «свеклА». Или если мужчина так говорит. Как вы к этому относитесь?

Ханга:

- Если это интересный мужчина, то можно потерпеть.

Завгородняя:

- Мне кажется, что невозможно потерпеть.

Зачином послужил просмотр передачи на одном из телеканалов, где Наташа Королева со своей мамой ведут программу о кулинарии. И они в течение всей программы произносили слово «свеклА». Меня плющило и крючило…

Вишневский:

- Я понял, что вы хорошую программу посмотрели, только успевай записывать… Но вот в ряду приведенных вами примеров, я тоже вербально осваиваю мир и занимаюсь языком, пишу на современном языке, даже экспериментально. Но вот слово «свеклА» не производит чудовищного впечатления в устах девушки. Оно дает такой намек, что, видимо, это специальное ударение, подобно тому, как… Ну, не «килОметры», конечно… Или… Помните, «блюдА». Это не производит отталкивающего впечатления.

Тема заявлена хорошо, но не очень типично, чтобы девушки сейчас, особенно те, на которых мы обращаем внимание, говорили «лОжить». Я прошел советскую армию, о чем не жалею, и даже написал, что последовательное предпочтение слов «ложить», «налаживать» и даже «закладывать», словам «класть», «докладывать», «закладывать», я прошел это все. Поскольку у меня свойство обезьянничать и копировать, мне нужно было внутри повторить правильно ударение, чтобы не привыкнуть.

Ханга:

- А насколько для тебя важно при знакомстве с девушкой, чтобы она говорила на хорошем русском языке? При всем том, что она красивая, милая, обаятельная…

Вишневский:

- Конечно, я в юности жил в режиме знакомств на улице. Для меня это была просто форма передвижения по городу. И даже специальные курсы… Александр Иванов учил, как правильно знакомиться. Мне очень не нравились слова, типа… Они правильные, но говорили слово «размечтался», оно сразу обаяние понижало. Одну девушку я разыграл. Может, даже жестоко, мистифицируя… Когда мы говорили о поступлении в институт, она говорила, что будет поступать по профилю. Я ей: «Сейчас принимают по анфасу!». Потом я долго объяснял, что пошутил.

Сейчас говорят «по ходу». Я - человек уважающий русскую ненормативную лексику, как-то даже защищал ее в программе одной. Защитил. Считаю, что это кладезь экспрессии, заповедный язык. И, как сказал один мой коллега, «русскую нецензурную лексику надо защищать от сквернословов».

Мы разговариваем иногда этим языком. Но когда я вижу, что идут девушка и парень, и она матерится… Снижается ее уровень привлекательности в моих глазах.

Язык и девичьи уста, которые омрачены не просто неправильным ударением… Все-таки это фактор облика и обаяния. Я в этом плане консервативен, что никому не навязываю.

Ханга:

- А вот слово «звОнит» говорят…

Вишневский:

- Режет. Но это как-то простительно, потому что это из тех слов, которые мы иногда может в скороговорке… Леночка, есть опасная засада для культурных людей: «включить» - «ВклЮчить». Вот тут тоже озадачилась. Есть слова, которые просто невыносимы в устах.

Завгородняя:

- А вот глаголы женского рода прошедшего времени? «ПослАла» или «послалА»?

Вишневский:

- «ПослалА» - так не говорят все-таки. Знаете, сейчас девушки говорят конкретно… Я слышу... «По ходу». Это слово сменило уже более грубое «как бы». Хотя жизнь показала, что ничего попросту не бывает в русском могучем. Но слово «облом», пришедшее из молодежного сленга, укоренилось. Потому что хорошее русское слово. Недавно один губернатор, которому отставка грозила, он процитировал поэта Вишневского: в готовности к облому наша сила.

А вот умные слова? «Дискурс», «парадигма».

Завгородняя:

- А как вам «метанаратив»? Я сразу хочу залезть под стол, когда при мне говорят…

Вишневский:

- Можно процитирую одно стихотворение? Кризис так называемый… Я когда написал несколько строк, слово, которое мне не совсем понятно.

Еще не все сполна мы насладились

Продвинутым понятьем «волатильность».

Как, боже, без него мы обходились?

Кем вообще друг другу приходились?

Нас, неразумных, недоволатильных,

Пусть отрезвит на утро холодильник.

Завгородняя:

- Знать бы еще, что это такое.

Вишневский:

- Это как бы нестойкость рынка. Мне недавно человек объяснил. Он сказал, что нестойкий такой, волатильный мужик. Это уже женщинам понятно. Колеблющийся. Это мы не любим!

Завгородняя:

- Я вчера встречалась с подругой, которая рассталась с молодым человеком. Он очень приятный молодой человек. А она: «Представляешь, он говорит «лОжить» и «налаживать».

Вишневский:

- Я вам приведу один пример. Один фильм культовый советский «Доживем до понедельника», когда герой Тихонова возмущенно интеллигентски укорачивает учительницу. И потом он, как мужчина и интеллигент, долго извинялся, что он пристыдил ее. Учительницу! «ЛОжить» становится каким-то жупельно-культовым примером. Сейчас девочки говорят : «реально», «тупо».

Завгородняя:

- У нас есть звонок.

- Здравствуйте! Наша культура за двадцать лет сильно снизилась. Раньше была по радио передача «Родная речь». Что-то по поводу культуры разговорной речи. В 70-х годах.

Звгородняя:

- У нас еще звонок!

- Меня зову Тимур. Русский язык обязательно должен быть правильным. Но можно и по фене поботать иногда, если зависит от контекста, от ситуации.

Вишневский:

- Конечно.

Ханга:

- А вы позволяете себе по фене ботать? Вот вы познакомились с девушкой. Будете с ней так говорить?

Тимур:

- Смотря где познакомился. Если по делам, по бизнесу, то, конечно, нет. А если…

Ханга:

- … если в СИЗО, то да.

Тимур:

- Почему в СИЗО? На дискотеке. Или еще где-то… Где можно себе позволить. Почему нет?

Вишневский:

- Некоторые слова, если без пуританства и снобизма относиться, можно принять. Я некоторые слова…, они мне нравятся. Они живые. Слово «движуха» мне нравится. Оно выражает роение жизни.

Тимур:

- Я с вами полностью согласен. Все зависит от контекста.

Вишневский:

- Конечно!

Тимур:

- Нужно знать, в каком месте и где говорить. Но вот такие вещи, как «налОжить» или… неправильные.

Ханга:

- Вас покоробит, если девушка скажет вам «он мне звОнит»?

Завгородняя:

- ЗвОнит и звОнит…

Тимур:

- Мне так не говорят. У меня таких девушек нет.

Вишневский:

- Правильно!

Ханга:

- Интересный вопрос. Вы поправите?

Тимур:

- Поправлю, конечно. Скажу, что так не стоит говорить.

Ханга:

- А у вас это не вызывает отторжения? Мне кажется, что это не сексуально. После этого как-то даже не хочется приглашать никуда…

Вишневский:

- Не хочется ее лОжить рядом с собой.

Тимур:

- Знаете, здесь, я считаю, что девушку надо оценивать не по тому, как она говорит, а по тому, как она выглядит.

Вишневский:

- В «Пигмалионе» так же решалась задача. Ее можно учить правильным ударениям, она будет развиваться на глазах…

Ханга:

- А разве то, как она говорит, не говорит о том, откуда она вышла?

Вишневский:

- Не надо запирать ее в этом социальном страте! В рамках. Тут возможна динамика.

Русский язык - гениальный. Только в русском языке можно сказать: «Ведь я тебе практически не вру!». Это гениальный русский язык!

Но в произведениях литературы советского времени речевые характеристики, когда человек говорит «шОфер», это социальный портрет его.

Тимур:

- Люди, в первую очередь, воспринимают друг друга на подсознательном уровне. Иногда бывает так, что человек говорит коряво и некрасиво. Но он тебе приятен сам по себе.

Вишневский:

- Конечно!

Завгородняя:

- Значит, вы визуал.

У нас есть еще звонок.

- Здравствуйте! Меня зову Юрий. В обычном разговоре меня мало раздражают эти слова. Бывает, люди ошибаются. А вот когда в эфире говорят непрофессионалы… И в основном раздражает «А-а-а», «Э-э-э».

Вишневский:

- Мы понимаем… Вы правы по-своему.

Юрий:

- Я не на вас намекал.

Ханга:

- А на кого вы намекали?

Юрий:

- Очень много, если послушать эфиров. Любых.

Вишневский:

- Нет. Это приписывали одной звезде НТВ в ту пору. Но не будем…

Очень интересно, когда видно, как в кадре человек, который является какой-то личностью, не только телевизионной, а общественной, видно биение его мысли, как он вьет мысль, как он выбирает слова, и это достаточно интересно смаковать.

Ханга:

- Если мы говорим о ненормативной лексике, я знаю некоторых политиков, которые говорят так вот. На этом языке. И это очень смешно. И так витиевато, и ударения… Вспомним Черномырдина.

Вишневский:

- Он звезда жанра! Самобытный русский человек, царствие ему небесное! Он оставил после себя такое наследие! Но сейчас, когда его уже нет, понимаешь, что его знаменитая фраза, которая вошла в историю, она была настолько хороша! «Хотели как лучше, а получилось, как всегда». Она была так хороша, что было подозрение, что это спичрайтер. Но дальнейшая его практика подтвердила, что он обладал таким уникальным алгоритмом, что он не мог говорить не смешно.

Ханга:

- Интересно, он шутил или это он так…

Вишневский:

- Он и шутил. Приведу несколько примеров. Он обладал таким алгоритмом, когда он мог сказать: «Мы не можем никому делать в ущерб себе». Причем, он не острил. Или говорил: «Нет такой ситуации, с которой нельзя бы выйти с позором». Но универсальное ноу-хау Черномырдина… «Руки чешутся? Чешите в другом месте!». Он так совместил два места, пространство и время, что убрал всех оппонентов.

У него есть уникальное ноу-хау, как выйти из любого спича. Прекрасная фраза: «Больше ничего говорить не буду. А то опять что-нибудь скажу».

Завгородняя:

- У нас есть еще звонок.

- Добрый вечер! Мое имя Федор. Еще об интернет-общении. Оно абсолютно безграмотное, порой безнравственное. А когда начинаешь делать замечание, то люди говорят просто, что им так удобнее. Хотя с этого все зарождается. И потом сложно что-то будет переделать.

Ханга:

- Может, в интернете так быстро пишут, что не успевают ставить запятые.

Вишневский:

- Видимо, наш слушатель имеет в виду штампы какие-то.

Федор:

- Запятые, хорошо. Но с ошибками быстро пишут. На диктантах тоже быстро пишут. Но…

Вишневский:

- Ошибки не так аморальны. Вы имеете в виду, наверное, символы, которые признаны: «я плакаль», «йа улетаю», «пичалька» и так далее. Я понимаю. Интернет в безнраственности трудно обвинять больше, чем саму жизнь. Потому что интернет - это та улица, на которую нельзя не пускать детей. Я когда-то тоже интернет-культурную революцию защищал. Хуже, если у нас будет, как грозят, интернет без права переписки.

Завгородняя:

- У нас есть еще звонок.

- Здравствуйте! Анна из Москвы. Люди, которые любят, знают и понимают русский язык, их очень коробят все эти слова. Я хочу добавить слово «красивее».

Вишневский:

- Это распространенное.

Анна:

- И та же самая «свеклА» и так далее.

Вишневский:

- Что вам эта «свеклА» далась!

Анна:

- Не надо стесняться поправлять людей. Очень многие стесняются это делать.

Ханга:

- Конечно! А вы бы поправили? Вот вы разговариваете с кем-то…

Вишневский:

- Поправлять - это отдельный момент.

Ханга:

- Потому что после этого человек затаит хамство в душе.

Вишневский:

- Надо осторожно.

Анна:

- И, конечно, по радио и телевидению должны быть передачи, как правильно говорить по-русски. Те люди, которые уважают язык, их станет все меньше и меньше. Вся эта лексика… И блатная, и тюремная, и все эти неправильные выражения.

Ханга:

- А вот тюремная… Это яркая речь.

Вишневский:

- Она часть языка.

Ханга:

- Слово «кинул». У нас уже это не считается каким-то…

Завгородняя:

- Или «беспредел».

Вишневский:

- Это орудие общения бизнеспартнеров, я бы сказал.

Ханга:

- Совершенно верно. И никто не удивиться и даже бровью не поведет.

Вишневский:

- «Кидалово».

Ханга:

- Вас это раздражает? Или вы понимаете, что это…

Вишневский:

- Нет. Вы правы…

Анна:

- Вы правильно сказали, что должно быть место, время, когда это говорится. Надо понимать, с кем это говорить.

Вишневский:

- Но можно элементы тюремного языка в целях экспрессии употреблять. Твой же пример «кинуть».

Анна:

- Свекла должна быть обязательно с буквой «ё»!

Вишневский:

- Это насадили советские дикторы в производственных контекстах наших трудовых достижений - «свеклА»!

Анна:

- Вы опять защищаете свеклУ!

Вишневский:

- Я защищаю девушку, которая говорит «свеклА». Я ее не разлюблю за это. За другое да.

Завгородняя:

- Еще звонок.

Вишневский:

- Кто звОнит?

- Меня зовут Валерий. «СвеклА» и «твОрог», все-таки, принято говорить в южных русских районах. А в центральной и западной России чаще говорят «свёкла» и «творОг». Ничего удивительного…

Вишневский:

- ТвОрог…

Валерий:

- Больше претензий к ведущим, которые работают на телевидении и радио. Делают неправильные ударения в словах.

Ханга:

- А вас это коробит или не обращаете на это внимание?

Валерий:

- На слух иногда давит. Хотя, если быть откровенным, и я не всегда говорю правильно. Глагол «облегчИть» и «облЕгчить», в общем-то…

Вишневский:

- В юмористических целях можно сказать «облЕгчить».

Ханга:

- Многие слова меняются. Например, «обЕспечение» и «обеспечЕние». Не так давно изменилось. Одно время я жила за границей, потом вернулась и поняла, что многие слова изменились. И надо было переучиваться.

Вишневский:

- И бюрократическое бытование слов: «порешаем», «есть понимание», «есть видение».

Хочу бросить раздражитель. Вот я считаю, что слово «грузить» прижился. Глагол. Не грузи меня! По-моему, это все понятно.

Ханга:

- А откуда это?

Вишневский:

- Молодежный сленг. Но ведь есть люди… Я переделал песню в производственных целях: «Любовь никогда не бывает без грусти, но лучше уж так, чем грузить без любви».

Ханга:

- Одно дело ты мне это скажешь, когда я тебе позвоню. А другое дело, когда ты сидишь в эфире…

Вишневский:

- Хочу привести пример серьезный. Современного языка, который тоже велик, потому что он русский. Кстати, наш разговор в контексте всех наших больших проблем и вечных вопросов. Бесхозяйственное отношение к великому языку! Я однажды попытался представить себе, я строфу вам прочитаю для иллюстрации того, о чем мы говорим. О самом насущном, о жизни и о смерти я попытался написать вот этим языком. Получилась строфа. Она не должны быть смешной, но… «Еще в сознании лежу, ага, реально, догораю. Слит жизнью, устарев морально и лишь одним себя гружу. Не тем, что тупо умираю, а тем, что стольких подвожу».

А, помните, говорили «клево»?

Ханга:

- И сейчас говорят. «Круто».

Вишневский:

- Это тоже слово, с которым надо смириться.

Завгородняя:

- Есть слово «кульно».

Ханга:

- В нашем языке столько американизмов появилось, заимствований из других языков. Как ты к этому относишься.

Вишневский:

- Я рос на слове «герла». Но, вы знаете, английский тоже приживается вот так…

Завгородняя:

- У нас есть звонок.

- Здравствуйте! Я по поводу «звОнит» - «звонИт». Раньше говорили «звОнит», теперь «звонИт». И запутали. ЗвОн - звОнит. По аналогии: стон. Такой же, как звон. СтОнет или стонИт?

Завгородняя:

- СтОнет.

- Вот и объясните мне эти слова.

Вишневский:

- Это большой вопрос.

- Наш язык сложнее китайского.

Вишневский:

- Согласны. А я иногда придумываю слова: культурникет, великий перепост. Язык, повторяю, купаешься в нем. Смотрите… Какое красивое слово «очевидно». Язык склоняет к словотворчеству. Когда-то я в ГДР ездил в юности. Я привез слово «покупанты». Я придумал «амбиципсы», «обнаженщина».

Завгородняя:

- Вы круче Велимира Хлебникова!

Вишневский:

- Я не круче.

Ханга:

- У нас звонок от Михаила.

- Здравствуйте! Это все, наверное, движется от наших преподавателей. Когда мы ездили на уборку урожая еще в школе, говорили: едем убирать свЕклу. Я родился в Твери, вырос в Сочи. На Кубани где-то «свёкла» говорят. Если я по стране покатался после этого времени достаточно много, приезжаешь в Иркутск или в Ижевск, там говорят, как слышится, так и пишется. Главное, чтобы люди понимали друг друга! А если девушка меня начинает поправлять, у меня к этой девушке душа не лежит.

Вишневский:

- Вы правильно выводите на тему, которую мы чуть не бросили. Я сейчас разрабатываю свою теорию общения. Очень надо быть аккуратным в поправлении кого-то. Это может произвести впечатление такого свирепого занудства, что тебя самого спишут. Надо очень деликатно найти момент в игровой форме. Я иногда подстраховываю своих друзей, публичных людей или людей, выступающих. Молодые журналисты путают Гумберта и ученого Гумбольта. Подстраховать надо. Но в такой форме, что вот мы с тобой свои, а на публику с ошибкой не выходи. Или на экран. А если мы девушек наших будем поправлять, то… Привет!

Завгородняя:

- Ничего худого в поправлении нет, мне кажется…

Вишневский:

- Нет. Но надо найти форму.

Завгородняя:

- А вот мужчин…

Ханга:

- А вы бросили бы девушку, которая бы вам сделала замечание? Даже в тактичной форме. Или как?

Михаил:

- Я помню, сколько программ было с нашими звездами…. И он говорит, что ему «не привезли носков». Вот что меня коробит!

Завгородняя:

- Это да. Спасибо вам!

У нас еще звонок.

- Здравствуйте! Говорить неправильно - плохой тон. А вот поправлять - это еще хуже.

Вишневский:

- Вот я тоже эту мысль провожу. Вы ее доформулировали.

Ханга:

- А почему еще хуже? Если это делать не демонстративно…

Вишневский:

- А некоторые делают это публично! И опускают людей.

- Это получится возвышение себя в чужих глазах.

Вишневский:

- Занудство такое…

- И хотел бы добавить… Раньше говорили, что… Стойка такая есть. «Ноги на ширине плеч». На самом деле, по терминологии нет такой стойки. Есть средняя стойка «ноги врозь».

Вишневский:

- Это из советской гимнастики.

Завгородняя:

- В хореографии это называется «четвертая позиция».

У нас еще звонок.

- Здравствуйте! Я смеюсь над мужем, когда он говорит не «парикмахерская», а «пакермахерская».

Вишневский:

- Он вас веселит!

- И я его поправляю.

Завгородняя:

- Знаете, в порядке ерничества употребление неправильное, некоторых это ужасно раздражает. Мою мачеху ужасно бесило, что папа говорит «тубаретка». А мне нравится.

Вишневский:

- Нормально! А вот как воспринимается девушка, которая правильно говорит, то трогательно и поверхностно путает культурные реалии. Слышала звон, какие-то модные имена, течения… В годы моего детства был моден писатель Сэлинджер. И был рассказ писателя Корсунского. Он очень короткий. «Молчала, молчала, а потом и говорит: «А вы Селинджера всего читали?». «Всего», - сказал я и пошел.

Завгородняя:

- У нас звонок от Сергея.

- Вечер добрый! Культура общения некоторых ваших коллег! По телевидению. Вы не удостоили тему профессионализма. Вот у моряков есть «компАс», а я никогда не скажу «возбУждено уголовное дело». Я майор в отставке.

Вишневский:

- Это термин такой зловещий. Криминальный контекст.

Ханга:

- Не ветры, а вЕтра. Не штормы, а штормА…

Вишневский:

- Романтическая лексика не так коробит. Более того, мы все время неправильно говорим. И разные люди нас, специально обученные, поправляют. Нельзя моряку говорить «плавал». «Мы ходили». Более того, переходя на литературный уровень, но пограничный. Меня мои собеседники сейчас отучили практически говорить слово «последний». Надо говорить «крайний». И я в книжке филологическое наблюдение зафиксировал: «Видимо, до эры новояза и правильных понятий, географическое словосочение «Крайний Север» звучал, как «последний север».

Завгородняя:

- У нас есть еще звонки!

- Здравствуйте! Я помню, у меня было много знакомых девушек из пединститута. И в брежневские времена присутствовал молодежный сленг: чувак, чувиха. Помните? «Погирлять пойдем». Помните, может быть? «Фарцовщик»… Это все время присутствовало. Как вы к этому относитесь?

Ханга:

- Вас это раздражало в ваших спутницах?

- Это было нормально и в тему. Вся молодежь на этом языке общалась.

Вишневский:

- Вы напомнили слово «чувак». Оно звучит сейчас для определенного культурного слоя не совсем пожилых и умерших людей, как некое ностальгическое воспоминание об эре Василия Аксенова, стиляг, рок-н-ролла.

Завгородняя:

- Воспринимается, как архаизм уже.

Вишневский:

- Милый. Скоро его… И герлА звучит, как некий знак времен.

Завгородняя:

- Очень актуальная тема. Благодарим тех, кто дозвонился.

Вишневский:

- Спасибо!

Завгородняя:

- Нам было ужасно интересно!

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ