Александр Цыпкин: Любая борьба с нашим менталитетом упирается в невозможность существовать

Писатель делится своими впечатлениями от прошедшей недели: возрождение вытрезвителей, предложение о запрете мата, воспоминание о Жванецком, проигрыш сборной России по футболу и цензура в Ютубе

16 ноября

- Прочел тут, что собираются вернуть вытрезвители в нашей стране. Кстати, всегда было для меня загадочное слово. Я забывал, как писать – «вытрезвитель» или «вотрезвитель». Ну важно. Кстати, ни разу в нем не был. В детстве только помню фильм «Осенний марафон».

Идея, в общем, неплохая, конечно. Потому что, действительно, очень часто люди находятся в таком состоянии, что домой им идти нельзя. И где-то надо пересидеть. Может быть, даже принудительно. Но меня вот что беспокоит. В связи с тем, что значительное количество сограждан живет на таком уровне жизни, что качественно отстроенный вытрезвитель для них будет неким повышением даже этого уровня, не начнут ли пить люди ради того, чтобы попасть в вытрезвитель? Ну, то есть так ты, к сожалению, сложилась жизнь, живешь в очень тяжелых условиях, может быть, даже на улице. Ну, и стараешься хотя бы не пить. А тут открывается комфортный вытрезвитель. Я думаю, если будут они новые, то, действительно, будут хорошо очень выглядеть, удобные и комфортные внутри. И тут встает вопрос: а не начат ли пить ради того, чтобы туда попасть? Это как раньше ходила шутка по стране, что ради норвежской тюрьмы можно и преступление совершить. Я, кстати, не думаю, что это даже в некоторой степени шутка. Потому что люди состоятельные они как-то, я думаю, решат вопрос, чтобы туда не попасть.

С другой стороны, в эпоху Инстаграма, в эпоху публичности, когда любая фотография может поставить крест на твоей карьере, не важно причем, являешься ли ты публичным человеком или просто занимаешь руководящий пост среднего уровня, может быть, даже, ну и вот какой-то незадачливый менеджер среднего звена, который только-только заступил на свою позицию, ну, перебрал в баре, как со всеми бывает. Приехала полиция, которая, разумеется, будет проводить, наверное, какие-то рейды, и его забрали. Сообщили, что неплохо бы ему в вытрезвителе посидеть. Я не знаю, какая будет правовая база для этого, кто будет решать, но не важно. И попал человек туда, его там коллеги по этому тяжелому ремеслу сфотографировали, выложили видео, не важно, кто это сделал. Но тем не менее, и такое видео может очень сильно испортить жизнь в дальнейшем. Потому что никто разбираться не будет. И если в доинтернет период могли на работу написать, но у этого не было какого-то вирусного эффекта. То здесь – не позавидуешь человеку, я бы так сказал, после такого визита. Поэтому, мне кажется, могут иметь такие неприятные последствия.

Ну и, наконец, самое главное, что делается в принципе с алкоголизмом в стране. Да, эта проблема большая. Она, кстати, коснулась не только России. В свое время много пили и в Англии, и в Швеции. Конечно, в Швеции купить алкоголь в выходные дни просто запрещено. А в будни специальные только места, по-моему, они работают какой-то ограниченный период времени. Конечно, с этим нужно что-то делать. Но любая борьба с этой практически частью нашего менталитета упирается в невозможность иногда существовать на трезвую голову. Ну, или происходят такие перегибы, как во времена Михаила Сергеевича Горбачева, когда боролись с пьянством. И чем все кончилось? Вообще все рухнуло. Поэтому аккуратней, конечно, нужно с этой материей взаимодействовать.

А что касается вытрезвителей, то при хорошем законодательстве, при правильной организации дело полезное. Надеюсь никогда туда не попасть, ибо перешел практически на ЗОЖ. Возраст диктует свои правила.

17 ноября

- Прочел очередную инициативу в нашей Государственной Думе. Не помню, кто, но предложили ввести уголовную ответственность за публичное использование мата. Ну, действительно, нечем заняться в стране, кроме как ловить по всей стране матерящихся и штрафовать. Можно, конечно, бюджет тем самым наполнить. Но тоже, мне кажется, странно, особенно если все стоят в масках, и ты не можешь по губам подтвердить, матерился этот человек, не матерился.

Меня всегда в таких законах изумляет вот что. Думают ли люди о механизме реализации? Как это все работать будет? Вот как? Мат – это неотъемлемая част нашей речи. Кто будет заниматься ловлей этих матерящихся? Как они будут это оспаривать? Какая будет доказательная база? Куда будут платить? А уголовная ответственность – вообще сажать за это будут. Где столько тюрем взять? Полстраны придется держать в лагерях. Запретить ли мат в самих тюрьмах? Или будут там повторные наказания? Человек один раз сказал нехорошее слово и больше из тюрьмы никогда не вышел. Что делать с грузчиками, допустим? Будут ли какие-то профессии, которым публичный мат будет разрешен? Будет ли уголовное преследование тех, кто, допустим, матерился прямо непосредственно перед какой-нибудь, не дай бог, катастрофой? Ему задним числом будут ли статью пришивать или нет? Все это, честно говоря, бессмысленно и смешно.

Я еще могу понять, хотя вопрос спорный, когда мат ограничивают на телеканалах. Действительно, смотрят дети. К сожалению или к счастью, не важно, дети рано или поздно узнают все эти слова. Хорошо, с телевидением я согласен. Или когда есть маркировка, да, мне тоже понятно, я вообще выпускаю книги – одну книгу с нецензурной лексикой, для тех, кто это любит, и одну книгу без – я уважаю разные взгляды на использование мата. Но в целом это какое-то лицемерие. Потому что основная часть страны, независимо от социального статуса, сословия, количества денег и даже образования – энциклопедического или никакого, - все равно использует эту лексику.

Я тут не могу не привести пример, забавная история. Мы гуляем с женой по Бангкоку. Вот что значит старость, когда ты приезжаешь и экскурсии берешь. И вот нас приводит экскурсовод к некой колонне и говорит: это наш самый главный памятник. И тут я понимаю, что это не совсем колонна, а это такой восьмиметровый фаллос на постаменте. И какие-то женщины стоят на постаменте и натирают его тряпками. Со стороны абсолютно инфернальное зрелище. Я поинтересовался: а что это за фаллос? О, это наш очень известный волшебный фаллос. Он чудесный. В чем чудо и волшебство? Если его потереть, то случится чудо. Видите, вон там сограждане натирают. Я, конечно, не мог не пошутить, что, в общем-то, у многих мужчин так, не то чтобы чудо случится, но достаточно интересно, чудненько. И думаю: как можно развести туристов на такую дичь как в сознательном возрасте забраться на постамент, тереть каменный член и думать, что произойдет с тобой чудо? Пишу немедленно об этом пост. Влез в Инстаграм. И я забываю, как пишется «фаллос» - с двумя «л» или с одной. Мне лень лезть в Гугл. И я использую русское нецензурное слово на букву «х». Называю пост «Волшебный, сами понимаете, что». Мне звонит бабушка. Я понимаю, что она вряд ли просто так звонит. Потому что я уехал в отпуск, всем сообщил. Думаю, наверное, как-то связано с постом моим последним? Скорее всего, Новый год, сестры ей показали пост и сказали: вот, видишь, а ты его любишь, а вот он что на всю страну пишет. И как в воду глядел.

Она мне говорит: слушай, я по поводу твоего последнего поста. А у меня уже речь заготовлена по поводу того, что мат – это мой нонконформизм, это материя, объединяющая все социальные группы в стране, о том, что мне уже достаточно лет, чтобы я мог использовать те слова, которые мне кажутся правильными. Ну и дальше такого философского свойства трактат. Она гов