2020-06-30T14:48:44+03:00

Особая зона права

Настоянный на свободе воздух, что хмельной напиток. Выход из СИЗО через несколько месяцев был еще вовсе не победой
Владимир АЛЕКСАНДРОВ
Александр Венидиктов (справа) рассказывает Валентине Матвиенко о проекте, который будет успешно реализован. Архив А. ВенидиктоваАлександр Венидиктов (справа) рассказывает Валентине Матвиенко о проекте, который будет успешно реализован. Архив А. Венидиктова
Изменить размер текста:

По блеску в глазах, суетливым раскладам банкующих понятно: не все крапленые карты еще легли на стол. Не жалко, как ни странно, денег. Здоровье, потраченное на благое дело… тоже все не напрасно. И сдаваться на милость победителей Александра не учили ни в Киевском суворовском, ни в Рязанском училище ВДВ.

Вспомнился второй прыжок с парашютом. Страх, естественный, человеческий, за бортом самолета отступил. Обтекающие потоки воздуха, купол над головой, ликование. И, кажется, Вселенная - твой лучший друг. А подлость и алчность лишь чьи-то выдумки.

Да, он подписал то, что с нажимом требовали следователи. И подтвердил эти показания, зачитав по бумажке текст. Любой сторонний следователь или просто здравомыслящий человек, сопоставив факты, поймет, что липовые признания - не что иное, как самооговор.

Так что же это за обстоятельства, вынудившие офицера-десантника, известного в стране бизнесмена подписать все и вся. И уехать, по официальной версии, за границу на лечение. А по сути, меняя страны, обеспечивать себе безопасность. Чтобы можно было потом сказать о случившемся правду.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПРИМАКОВА

В бизнесе Александр Венидиктов далеко не новичок. Один только золотодобывающий комбинат, построенный в Монголии, чего стоит.

Успешная реализация проекта вписала знаковую строку в деловую репутацию человека и бизнесмена. Именно тогда и состоялось знакомство Венидиктова с прекрасным человеком, в ту пору председателем Торгово-промышленной палаты России Е. М. Примаковым.

Как и во внешней политике, в бытность премьером страны со своим легендарным разворотом самолета над Атлантикой, в бизнесе мэтр был так же прост и принципиален. Именно Евгений Максимович и предложил Александру Венидиктову, отложив бизнес в столице, поучаствовать в крупном инвестиционном проекте в одном из регионов РФ - строительстве в Улан-Удэ мощного комбината «Бурятмяспром». Пройдут годы, и оснащенный современным оборудованием и германскими технологиями комбинат станет одним из флагманов в республике. Оценка его рыночной стоимости в 2,5 млрд рублей, пожалуй, и становится точкой отсчета начала драматического развития дальнейших событий.

Но, конечно, тогда об этом Венидиктов и не догадывался. Бизнес в Москве, в регионе. В это время к нему обратился с просьбой Глава Республики Бурятия В. В. Наговицын - поддержать угодивший в жесткий кризис БайкалБанк. Догадайся Александр в ту пору, какая очень скоро всплывет криминальная кредитная история у этой финансовой конторы, разговор закончился бы, даже не начавшись.

Александр соглашается помочь. Для возобновления деятельности банка привлекает у сторонних инвесторов 100 млн рублей. Будучи акционером финансового учреждения с долей 1%, для простоты оформления 100 млн инвестиций вносит от своего имени. С заверениями, что позже инвесторам будет выделена доля в собственности банка.

Банк заработал, клиенты успокоились. И поскольку долю никому не выделили, Венидиктов подписывает дополнение к инвестдоговору и доверенность менеджменту для возврата стороннему инвестору 100 млн рублей.

АКЦЕНТЫ АДВОКАТА ВОЛОДИЧЕВА…

О том, что произошло дальше, точнее и с профессиональной оценкой действий правоохранителей Республики Бурятия расскажет сам в недавнем прошлом следователь, который вел дела экономической направленности, капитан полиции Олег Володичев, ныне имеющий статус официального адвоката Александра Венидиктова:

- Против менеджмента БайкалБанка было возбуждено уголовное дело в связи с хищением золота и попыткой хищения недвижимого имущества. Дело вела группа следователей из полиции по особо важным делам, судя по званиям, опытных. Расследование вели грамотно. Но, по-моему, прокуратуру почему-то не устраивало нахождение дела в полиции. С формулировкой о якобы существующих жалобах на сотрудников дело передают в СК. Потом забирают и снова передают в полицию. Вновь забирают. Делается это на основании постановлений первого заместителя прокурора Республики Бурятия А. Муравьева.

Мне кажется, прокуратуру не устраивало, что Венидиктов не привлекался к уголовной ответственности, а имел статус свидетеля. После передачи дела, теперь в очередную местную спецслужбу, в материалах следствия фамилию акционера Венидиктова с 1% акций просто дописывают к числу обвиняемых менеджеров и по притянутым к нему незаконным обвинениям его арестовывают.

Напомню, нерядовые следователи полиции не находили таких оснований, и их просто объективно нет. Анализировал и я информацию, полученную мною от Венидиктова, перепроверял ее на материалах уголовного дела, в подавляющем своем объеме собранных, повторюсь, профессиональными следователями полиции. Все сказанное Венидиктовым полностью подтверждается материалами дела. Ни к эпизоду с золотом, ни к переводу в частную собственность недвижимости банка Венидиктов не имел никакого отношения.

Как выяснится позднее, понимали это и сотрудники региональной спецслужбы, которые и арестовали его.

А ведь любой сторонний следователь, или просто здравомыслящий человек, сопоставив факты, поймет, что липовые признания - не что иное, как самооговор.

Через некоторое время они возбуждают дело еще по одному эпизоду. По общей следственной практике, более позднее всегда присоединяется к ранее возбужденному делу. Здесь все происходит наоборот. И далее будет ясно - почему.

Понимая абсурдность своих действий и нахождение человека под арестом без всяких на то оснований, следователи возбуждают новое дело (по новому эпизоду). А из старого дела вычеркивают притягивание Венидиктова к проворовавшимся менеджерам. Просто удаляют фамилию Венидиктова из старого объема обвинения, на основании которого он был арестован. Удаляют также просто, как ранее добавили фамилию человека, не имеющего отношения к хищению золота или недвижимости. При этом нахождение Венидиктова не один месяц в СИЗО, без законных оснований и по обвинению, не имеющему к нему отношения, остается без комментариев.

В новом эпизоде речь идет якобы о хищении тех самых 100 млн рублей, которые Венидиктов привлек от сторонних инвесторов с целью поддержать банк в кризис. Так вот, следователи факт подписания Венидиктовым дополнения к договору о возврате через менеджеров полученных ранее банком 100 млн рублей трактуют как пособничество в попытке хищения.

По просьбе главы республики человек находит стороннего инвестора, привлеченные 100 млн запускают работу банка, помогают временно преодолеть кризис. После этого подписывает бумаги на возврат долга инвестору. Тем более что обещанное инвестору выделение доли в уставном капитале банка никто не оформлял. На мой взгляд, очень неубедительное и хлипкое обвинение. И уж тем более у Венидиктова не было умысла на совершение преступления. О чем он и заявлял в своих первых показаниях.

Что произошло? Он подписал документы об отмене договора на финансовую помощь. В чем со стороны Венидиктова хищение? Умысел на хищение? Он понимает, деньги не его. Через него внесены. Понимает, что все нормально заработало. Он просто этой темы не касается. Он просто подписывает документы. Сам ничего не получает. К этой теме отношения не имеет.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЮРИСТА ХАРЗОВОЙ

- У следователей показания Венидиктова не клеились с составом преступления, вменяемым ему... - уверенность и спокойствие Ольги Харзовой подкупали. Молодая женщина - юрист, генеральный директор юридической консалтинговой фирмы, специализирующейся на расследовании конфликтов сторон на экономической основе, продолжала: - И на Венидиктова начинается давление. После проведенной ему операции по удалению опухоли головного мозга, когда требуются постоянное наблюдение опытных специалистов, лекарственная терапия, человека не выпускают из СИЗО. Давление заканчивается тем, что Венидиктов оговаривает себя. Разница между двумя показаниями всего буквально в двух предложениях. Суть: когда помогал возвратить инвестору 100 млн, хотел тоже получить деньги за это.

- Когда Венидиктова доставляли на автозаке на допрос, - продолжает Ольга, - конвойные сели к водителю, некий сотрудник республиканской спецслужбы остался с Венидиктовым один на один. По пути он и сказал: «Вам надо будет продать комбинат нашим людям»... - Оля делает паузу и уточняет:

- Об этом рассказал Александр.

Олег Володичев вносит веское дополнение:

- Слова словами. А документы документами. Впоследствии Венидиктов фактически это и сделал.

- Сразу после высказанного согласия о продаже Венедиктову изменяют меру пресечения - содержание под стражей на домашний арест, - продолжает Ольга Харзова. - Уже дома ему напоминают: надо исполнить свое обещание и передать комбинат. Когда по разрешению следователя Венидиктов поехал делать МРТ головного мозга, к нему в присутствии его жены подошел некий Ивахинов: «Готов купить комбинат за 120 миллионов».

Ольга ненадолго делает паузу:

- В итоге было передано 70 миллионов из 120. За современный комбинат, оцененный банком в 2,5 миллиарда рублей. По требованию противоположной стороны сделку захотели заверить нотариально у «своего» нотариуса, что впоследствии с нарушением существующего регламента и было сделано.

Такая вот стилистика правосудия в отношении Венидиктова.

Слова Венидиктова полностью подтверждаются материалами дела. Архив А. Венидиктова

Слова Венидиктова полностью подтверждаются материалами дела. Архив А. Венидиктова

СУД ДА ДЕЛО

И это удивительно. Ведь и следователи, и судьи дают если уж не клятву Гиппократа, то заверения обществу вполне конкретные: быть объективными.

Что же получается пока? Предположительно, не один год менеджмент банка управляет процессом. Между делом, как определил суд, доведя банк до банкротства. Повторюсь, длится это годы. А теперь на председателя совета директоров, отработавшего на этой должности всего два месяца, есть желающие повесить все «заработанное непосильным трудом».

Как ранее профессиональный следователь Володичев разобрал хлипкие обвинения Венидиктова в уголовном деле, четко и убедительно раскладывает по полочкам практику дальнейших судебных разбирательств юрист Ольга Харзова:

- Действия отдельных судей республики по отношению к определенным лицам, на мой взгляд, странные. Они ограничивают противоположную сторону - добросовестного участника спора - в праве на справедливое и равноправное правосудие. Позиция очевидная. И, по моему мнению, не добавляющая авторитета правосудию.

Одним из таких характерных и явных нарушений со стороны судьи Даримы Александровны Баторовой является рассмотрение исков, которые не подведомственны суду общей юрисдикции. К примеру, рассмотрение дела № 2-680/2017.

В Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ обратились истцы Бальжинов В. Б., ООО «УК «Финанс Трейд Эссет Менеджмент» к ответчикам БайкалБанк (ПАО), Венидиктову А. Т. о признании недействительным дополнительного соглашения от 20.07.2016 к договору от 13.05.2016, заключенного между БайкалБанком (ПАО) и Венидиктовым А. Т.

И Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ в составе судьи Баторовой Д. А. требования истцов удовлетворил. А также применил последствия недействительности сделки в виде взыскания с одного ответчика Венидиктова А. Т. в пользу другого ответчика денежных средств в размере 100 млн руб. Решение вступило в законную силу 10.07.2017.

Судебное решение - вершина процесса, классическая трактовка акта правосудия - имеет четко определенные параметры. Его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы. И непременно из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств (пункт 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

В конкретном случае в мотивировочной части решения суд установил, что у БайкалБанка (ПАО) существуют обязательства перед вкладчиками: Бальжиновым В. Б. - на сумму 51 586,92 руб., а также перед вкладчиками ПИФ недвижимости «Квант» - на сумму 11 375 559,03 руб. и ПИФ недвижимости «Селена» - на сумму 8 606 758,88 руб (ООО «УК «Финанс Трейд Эссет Менеджмент»). И банк не исполняет свою обязанность перед кредиторами Бальжиновым В. Б. и ООО «УК «Финанс Трейд Эссет Менеджмент» по выдаче вклада.

В резолютивной части решения суд решил: «Исковые требования Бальжинова В. Б., ООО «УК «Финанс Трейд Эссет Менеджмент» к БайкалБанку (ПАО) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов», Венидиктову А. Т. удовлетворить о признании недействительной сделки. Признать недействительным дополнительное соглашение от 20.07.2016 к договору от 13.05.2016, заключенное между БайкалБанком (ПАО) и Венидиктовым А. Т.

Взыскать с Венидиктова А. Т. в пользу БайкалБанк (ПАО) денежные средства в размере 100 000 000 рублей».

Таким образом, суд в своем решении от 06.04.2017 по делу № 2-680/2017 возложил на одного ответчика Венидиктова А. Т. обязанность возместить 100 млн рублей другому ответчику БайкалБанк (ПАО).

А про восстановление прав истцов в процессе забыли. Указанное решение было обжаловано, однако Верховным судом Республики Бурятия оставлено без изменения. Это и есть те самые 100 млн рублей, которые легли в основу уголовного дела.

10 октября 2019 года судьей Баторовой Д. А. вынесено заочное решение по делу № 2-3493/2019 о взыскании с Венидиктова А. Т. (ответчик) в пользу того же БайкалБанк (ПАО) 120 миллионов рублей. Дело рассмотрено меньше чем за месяц. Судья, рассматривая дело без участия Венидиктова А. Т., установила, что Венидиктов А. Т. не проживает в Республике Бурятия, а зарегистрирован в г. Екатеринбурге. Более того, известен факт о нахождении Венидиктова А. Т. в г. Москве в Центре нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко по поводу лечения онкологического заболевания.

Игнорируя подсудность и подведомственность дела, Баторова Д. А. снова выносит незаконное решение, которое в последующем сама и отменяет.

Исковое заявление подано ПАО «БайкалБанк», которое находится в процедуре банкротства, аналогичный спор рассматривается в Арбитражном суде Республики Бурятия. Представителем банка даже заявлено ходатайство о приостановлении рассмотрения дела, но Баторова Д. А. отказала в его удовлетворении и сослалась на преюдицию, установленную в этом арбитражном деле. В чем она усмотрела преюдицию, если дело в арбитражном суде еще не рассмотрено? Два идентичных требования банка. На мой взгляд, все очевидно: решение Баторовой Д. А. принято на всякий случай, если банку не удастся выиграть в арбитражном процессе.

Более того, имеется действительно преюдициальное решение по указанным обстоятельствам с участием этих же сторон. В нем установлено, что 120 миллионов рублей - это арендная плата за помещения, которые банк занимал несколько лет в Республике Крым, осуществлял коммерческую деятельность и получал прибыль. А в итоге Баторова Д. А. взыскала их с Венидиктова А. Т.

Обжалование решения Баторовой Д. А. также ни к чему не приведет, учитывая ее работу в должности начальника отдела кадров Верховного суда Республики Бурятия.

Резюмируя, логично будет задать вопрос: являются ли законными перечисленные решения? Для меня, юриста с многолетним стажем, ответ один: нет. Тогда с какой целью Баторова Дарима Александровна так вольно трактует факты и обстоятельства дела? И не являются ли звеньями одной цепи незаконный арест Венидиктова по притянутому обвинению и содержание его под стражей, принуждение, по его словам, к самооговору, и продажа «Бурятмяспрома» за 70 миллионов при стоимости актива в 2,5 миллиарда рублей. Не это ли главное блюдо, к которому для закрепления успеха и придания видимости законности действа присовокупили все остальное.

Потом по Viber мы долго говорили с Александром Венидиктовым об этой удивительной истории. О России. О чести.

О считающих себя добропорядочными и соблюдающими букву закона сотрудниках, номинально вполне себе государственных структур. Возможно, даже уверенных в допустимости для них создания своей собственной зоны права, с особенным пониманием законов Российской Федерации.

СКАЗАНО

«По-прежнему актуальны проблемы давления на бизнес со стороны правоохранительных органов. Прокурорами и руководителями следственных органов продолжают выявляться случаи необоснованного возбуждения уголовных дел, привлечения предпринимателей к уголовной ответственности, заключения под стражу».

(Из выступления Генерального прокурора РФ И. Краснова в Совете Федерации 17 июня 2020 г.)

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также