2020-05-08T05:51:31+03:00

«Не торопитесь покупать коляску, ваш ребенок умрет!»: муж бросил сибирячку, когда узнал о диагнозе сына

Женщина чудом не умерла во время родов: она винит врачей в том, что мальчик стал инвалидом, и пытается добиться бесплатного лекарства для него
Поделиться:
Комментарии: comments20
Ольга боролась за своего сына. Фото: личный архив.Ольга боролась за своего сына. Фото: личный архив.
Изменить размер текста:

В семье Головеевых сын Егор был долгожданным ребенком: беременность у его мамы, Ольги, протекала хорошо - не было никаких жалоб, все анализы были хорошими. Но во время родов случилась беда: сибирячка чуть не погибла:

- Мне ввели реополиглюкин – препарат, который необходим при кровотечениях. Но я же точно знаю, что никаких кровотечений у меня не было, - рассказала КП-Новосибирск Ольга.

Сибирячка уверяет: именно из-за этого препарата у нее начался анафилактический шок.

Отец Егора ушел из семьи, когда мальчик был совсем маленьким. Фото: личгый архив.

Отец Егора ушел из семьи, когда мальчик был совсем маленьким. Фото: личгый архив.

- Я чуть не умерла прямо на операционном столе, - вспоминает Ольга. – Мне сделали кесарево сечение: когда достали сына, у него уже была клиническая смерть, - описывает дальнейшие события Ольга. – Мне ничего не говорили, а семье заявили: «Не торопитесь покупать коляску – он суток не проживет».

Но Егор выкарабкался: из роддома маму с малышом перевели в другую больницу, где они провели еще несколько недель. А потом их выписали.

- Врачи нам не говорили, что будут какие-то последствия, Егор казался обычным ребенком. Но когда ему исполнился год, мы стали замечать, что сын самостоятельно не сидит, не пытается ходить, - говорит сибирячка.

Егор вместе с мамой и маленькой сестренкой. Фото: личный архив.

Егор вместе с мамой и маленькой сестренкой. Фото: личный архив.

«МУЖ ИСПУГАЛСЯ И СБЕЖАЛ»

Ольга обратилась к врачам, и диагноз медиков был неутешительным – ДЦП.

- Я сначала отказывалась признавать, что у сына такая болезнь: ни разу до этого с ДЦП не сталкивалась, не понимала, что это такое. Я думала, что смогу победить это, что мой сын не будет инвалидом, - признается Ольга.

Но болезнь оказалась сильнее: она не только с каждым днем прогрессировала у Егора, но и разрушила семью сибирячки.

- Муж испугался и сбежал, бросил нас, - не скрывает Ольга. – И я осталась абсолютно одна: стала мыкаться по съемным квартирам. Спасибо моей маме – помогала, не дала пропасть, занималась с Егором…

А что же до отца Егора? Он просто вычеркнул бывшую жену и сына-инвалида из жизни, скрывался от алиментов.

- Полтора года назад суд назначил ему принудительные работы за уклонение от алиментов: вот с тех заработков он нам и начал платить. Правда, сейчас опять через раз, - объясняет Ольга. – У него большая задолженность - 800000 рублей…

Егору и его семье нужна помощь. Фото: личный архив.

Егору и его семье нужна помощь. Фото: личный архив.

«ЗАЧЕМ ТЫ ЕГО ВЕЗДЕ ТАСКАЕШЬ?»

Не нашла поддержки Ольга и у врачей, к которым она обращалась вместе с Егором:

- Я возила сына на все возможные лечения, которые были доступны: массажи, ЛФК, иглоукалывание – все это мы делали. Я боролась за своего ребенка, - говорит Ольга. - А одна из врачей мне заявила: «Что ты его везде таскаешь?». Но как можно было иначе? ДЦП – этот тот случай, когда нельзя останавливаться: если промедлишь с лечением – то все, это 10 шагов назад.

Зато сейчас медики реагируют на семью абсолютно по-другому:

- Тот же самый врач похвалила меня, что я смогла добиться таких результатов. Мой 17-летний сын ходит в школу для детей с нарушениями опорно-двигательной системы: там в классе 6-7 человек, и учителя могут уделить внимание всем. В этом году Егор закончит девятый класс, - рассказывает сибирячка. - Он обожает математику и информатику, мечтает стать программистом! А еще занимается конным спортом – у него первый разряд!

Но есть то, с чем одинокой маме справиться сложно – это оплата всех необходимых лекарств для Егора.

- Иногда в месяц у нас уходит на лекарства до 10 тысяч – для нас это очень большие деньги, - признается Ольга.

Егор и его маленькая сестренка. Фото: личный архив.

Егор и его маленькая сестренка. Фото: личный архив.

Один из нужных Егору препаратов – глиатилин (применяется при проблемах с мозговым кровообращением, патологий со стороны сердечно-сосудистой системы и ЦНС). Это лекарство, с которым во время курса лечения ставят уколы и принимают в виде таблеток, должно было достаться семье бесплатно. Но для уколов препарат не выдали.

- В поликлинике нам заявили, что глиатилин для уколов не входит в перечень препаратов, которые предоставляются бесплатно. Но я сама лично перезванивала на горячую линию минздрава и уточняла: это лекарство в этот список входит, - говорит Ольга.

Корреспонденты КП-Новосибирск обратились в минздрав Новосибирской области, чтобы выяснить, почему так произошло. Там нас попросили написать запрос, что мы и сделали. И в ближайшее время опубликуем ответ.

P.S.

От Ольги поступила еще одна просьба: она ищет хорошего юриста, чтобы судиться с роддомом, где она и Егор чуть не погибли.

- Я и раньше пробовала собирать документы, чтобы обращаться в суд. Но в роддоме мне заявили, что был потоп, и все документы уничтожены, - объясняет Ольга. - Что делать – я не знаю, и буду благодарна, если откликнется юрист, который возьмется за наше дело. Связаться с Ольгой можно по тел. 8-913-009-04-40.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также