2020-01-05T10:41:16+03:00

Китай скупил Среднюю Азию: что осталось России

Могут ли республики Центральной Азии уйти в другую «семью народов»?
Поделиться:
Комментарии: comments105
Смотрите, как далеко зашла китайская экономическая экспансия на востоке бывшего СССР.Смотрите, как далеко зашла китайская экономическая экспансия на востоке бывшего СССР.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Китаем любят пугать вся и всех по обе стороны Атлантики. Основания для этого имеются. Пекин за последние десятилетия нарастил свое присутствие в Африке, Австралии, обеих Америках? А в последние годы и в той же Европе. Пожалуй, только пингвины Антарктиды еще не слышали о доминировании КНР. Все чаще разговоры и о том, что на том же постсоветском пространстве Россия утратила свои рычаги влияния, особенно, в Центральной Азии, где Китай повально-де все скупил и сейчас диктует волю. Так ли это?

ДОЛЖНИКИ И КРЕДИТОРЫ

Все постсоветские государства Центральной Азии, вне зависимости от географии, природных богатств и даже уровня развития демократии, являются должниками. Самый впечатляющий внешний долг, превышающий годовой объем ВВП, у Казахстана. Еще недавно страна была должна 165,5 млрд. долларов, но к лету нынешнего года героическими усилиями задолженность удалось уменьшить почти на 9 млрд. до 157,6 млрд. Вот только среди кредиторов Казахстана ни Китай, ни Россия не входят даже в первую тройку. На первом месте Нидерланды (49 млрд. или 29,4% от всей суммы долгов), «серебро» у Великобритании (22,7 млрд. – 13,7%), «бронза» у США (13,3 млрд. – 8%). Пекин только на четвертом месте с 12,2 млрд. (7,3%), а Москва гораздо ниже, ей Казахстан задолжал около 9 млрд. (5,8%). Меньше, чем Франции.

Крупнейшие кредиторы Казахстана (2018 г.)

Крупнейшие кредиторы Казахстана (2018 г.)

В отличие от богатого на природные ресурсы и промышленный потенциал Казахстана у Киргизии таких ресурсов всего два – водные и центральное расположение в регионе, когда Кыргызстан граничит практически со всеми странами региона, кроме Туркменистана. Ресурс пожиже, долги пониже. 4 с хвостиком млрд. долларов США – весь внешний долг Кыргызстана. И на КНР приходится половина – свыше 2 млрд. долларов из 4-х с хвостиком миллиардов. Россия дает гранты, а те кредиты, которые давала ранее, списывает. Справедливости ради отметим, что их сумма была не очень велика – 188 млн долларов списали в 2013-м, еще около 300 – в 2016-м. Кроме нас, долги Киргизии списывают Турция, Германия, еще несколько стран. С 2008-го, когда Бишкек был должен Пекину каких-то 9 миллионов долларов, задолженность Киргизии перед КНР выросла более, чем в 200 раз.

Похожая история и у Душанбе. До начала 2000-х власть разбиралась с разного рода оппозицией, и развивать страну начала лишь после наступления режима спокойствия. Тогда же Таджикистан и начал занимать деньги. В общем внешнем долге немногим более 3 млрд. долларов примерно 54%, то есть около 1,56 млрд. (еще в начале года это было примерно 41% - 1,2 млрд.) - это обязательства перед китайским «Эксимбанком». По другим данным, Таджикистан задолжал КНР уже более 2,1 млрд. долларов.

Золотыми приисками в Киргизии владеет Китай Фото: REUTERS

Золотыми приисками в Киргизии владеет КитайФото: REUTERS

Узбекистан задолжал Китаю поменьше, чем Казахстан, но больше Киргизии и Таджикистана – около 8 млрд. долларов. Это весьма существенная доля от общего долга республики, растущего весьма динамично: если по итогам 2018-го общий внешний долг Узбекистана составлял $17,3 млрд, то к апрелю нынешнего года он вырос уже до $19 млрд, а сейчас он около $21 миллиарда. Но при этом Узбекистан находится в более выигрышном положении, чем его соседи. А все потому, что ЗВР страны существенно превышают задолженность перед кредиторами, составляя около $27 млрд. Зачем тогда занимать? Ответ прост. Ташкент много строит и модернизирует. Знаете ли вы, что среди всех республик СНГ Узбекистан, единственный, кроме России, кто построил высокоскоростную железную дорогу? Да еще протяженностью около 800 км. И она не простаивает, ежедневно перевозя пассажиров четырьмя поездами. И, кстати, Москве Ташкент ничего серьезного не должен.

Что и кому должна Туркмения, тайна за семью печатями. Многие эксперты считают, что Туркменистан отрабатывает китайские инвестиции и кредиты, отдавая Пекину газ. Китай наверняка знает, но секретами не делится.

МОЯ ТВОЯ БИЗНЕС ДЕЛАТЬ

Китай не просто кредитор, он еще и инвестор, и бизнес-партнер во внешней торговле. И какова картина тут? Однозначный ответ – Россия уступает Китаю по объему инвестиций практически во всех странах ЦА.

За годы отношений постсоветских РФ и Казахстана объем инвестиций из России составил чуть более 12 млрд. долларов США. А вот инвестиции из Китая, только по официальным данным, превысили $20 млрд. А по неофициальным оценкам экспертов (статистика по КНР тут очень закрыта) гораздо больше – от 55 до 80 миллиардов в американской валюте.

Количество иностранных компаний в Казахстане

Количество иностранных компаний в Казахстане

А кто крупнейший инвестор в Киргизию? Тоже Китай. В легкой промышленности республики доля китайского бизнеса уже превысила 70%, в пищепроме – 40%. Китай реализует большие проекты в промышленности и энергетике(как, кстати, и Россия), но перебравшиеся в Кыргызстан выходцы из КНР не чураются и малого бизнеса, и среднего. В любом городе Киргизии не заметить присутствие Китая просто невозможно: сотни китайских ресторанов и кафе, по улицам ездят автобусы и автомобили из Китая, на вещевых рынках, в том числе, на крупнейшем в ЦА торговом комплексе «Дордой» в Бишкеке появился даже специализированный «китайский рынок». В Кыргызстане работают более 400 китайских и около 200 совместных китайско-киргизских компаний. В Казахстане таких совместных или китайских компаний около 700, но по этому показателю в той республике КНР сильно уступает российскому бизнесу – более 5800 СП и российских компаний на казахском рынке. Даже турки (950), голландцы (950) и немцы (850) активнее, если брать по числу компаний, ведут совместный бизнес с казахами, нежели китайцы. Правда, одна китайская компания стоит десятка из иных держав. Около четверти нефти добывается в Казахстане китайскими компаниями, фирмы из КНР берут в аренду сотни тысяч га для своих агрофирм, разрабатывают месторождения полезных ископаемых.

Как, кстати, и в Таджикистане, где бизнес КНР купил единственное в стране предприятие по добыче и очистке золота и крупнейший в Центральной Азии рудник по добыче цинка и свинца. Прямые инвестиции Китая в экономику Таджикистана превысили 500 млн долларов, причем, в и без того не самой богатой на пахотные земли республике (93% территории – это горы) несколько тысяч гектар отданы в долгосрочную аренду фермерам из КНР. Еще порядка 20 тысяч га арендуют совместные китайско-таджикские агрофирмы. Между прочим, большая часть китайских кредитов в начале 2000-х шла не куда-нибудь, а на строительство дорог в Таджикистане, которым занимались исключительно китайские дорожно-строительные фирмы. И знаете, что это были за дороги? В Китай. Или, вернее, из Китая в Таджикистан. Поскольку в первые же годы после начала эксплуатации новых автотрасс из КНР в Таджикистан хлынул поток товаров. Если в торговых отношениях с Россией на доллар таджикского экспорта приходится около 20 долларов импорта из нашей страны, то в торговле с Китаем у республики еще больший разрыв этого соотношения – 1 к 30 и даже более.

Внешняя торговля Таджикистана (млрд. долларов США)

Внешняя торговля Таджикистана (млрд. долларов США)

Внешняя торговля республик ЦА с КНР и РФ в 2018 г. (в млн долларов США)

Внешняя торговля республик ЦА с КНР и РФ в 2018 г. (в млн долларов США)

ОТ ДВУХ ДО ПЯТИ

В торговле с Узбекистаном Китай вышел в позапрошлом году на первое место и прочно удерживает его, оттеснив Россию на второе. Уже в этом году по итогам первого полугодия был зафиксирован очередной скачок в приросте товарооборота Пекина и Ташкента. Общий показатель за этот период $3,9 млрд. (в 2018-м за весь год - 6,4). Россия остается в пятерке ведущих торгово-экономических партнеров Узбекистана, и даже сохраняет за собой второе место, но, очевидно, китайский бизнес нам там уже не догнать. Первоначально торговля Ташкента с Пекином сводилась к добыче и продаже узбекского газа в Китай китайским государственным нефтегазовым концерном CNPC. Сейчас в КНР поставляется 85% добываемого в Узбекистане природного газа. Но сейчас… в Узбекистане работают более 1100 СП и чисто китайских компаний. Китай поставляет оборудование для узбекских телекоммуникационных компаний. Крупнейшие китайские гиганты Huawei, Midea, Lifan, AliExpress и десятки других компаний, от сферы интернета и до текстильной промышленности модернизируют Узбекистан. По данным американского института предпринимательства, КНР инвестировала в Узбекистан более 8 млрд. долларов США.

Около четверти нефти добывается в Казахстане китайскими компаниями. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Около четверти нефти добывается в Казахстане китайскими компаниями.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Что происходит в Туркменистане, последние десятилетия никто доподлинно не знал, а на бытовом уровне друг другу передавались легенды о том, что Туркменбаши освободил население от платежей за ЖКХ, газ бесплатный, а бензин стоит какие-то символические центы в переводе на валюту. Уже при президенте Бердымухамедове новое открытие Туркмении для многих стало откровением.

Туркменистан развивается в последние годы суперактивно. Так, всего лишь за год, в 2018-м в стране ввели в эксплуатацию газохимический комплекс стоимостью $3,4 млрд., завод по производству минудобрений для экспорта «Гарабогазкарбамид», в который вложили $1,6 млрд., Международный морской порт города Туркменбаши, Международный аэропорт города Туркменабат, железная дорога Серхетабат-Тургунди, подключившая Афганистан к транспортной системе Туркмении, всего более 60 крупных производственных и социальных объектов. Начато строительство крупных металлургических предприятий с современными технологиями, текстильных комплексов.

Вот только России практически ни в одном крупном проекте в Туркменистане нет. Среди внешнеторговых партнеров Москва вошла в число пяти крупнейших партнеров Ашхабада, но сумела зацепиться лишь за 5-е место.

Внешняя торговля Туркменистана

Внешняя торговля Туркменистана

В Таджикистан и Туркмению активно заходит Иран. Турция также осваивает Туркменистан. Но это все малыши-лилипуты по сравнению с китайским экономическим локомотивом, который на наших глазах преображается из, пусть и мощного, но паровоза в современный электровоз высокоскоростных магистралей. Особенно, по мере реализации стратегического проекта КНР «Один пояс – один путь» или, как его еще называют, «Экономический пояс шелкового пути». У нас просто не ни таких средств, ни проектов, чтобы догнать Китай по степени вовлеченности в экономику этих республик.

ЧТО ЖЕ ИЗ ЭТОГО СЛЕДУЕТ

Что же из этого следует? Следует шить? Ответим сразу - еще как. Но только не теми стежками, которыми это делал СССР в своих республиках, который бросал на развитие национальных республик все, в ущерб, в первую очередь своего костяка - РСФСР. Стоит признать, что Россия не в силах тягаться в «покупке» лояльности путем экономических вливаний, финансового донорства и так далее. Как мы видим, даже среди соседних с КНР стран, кроме Пекина и Москвы там много влиятельных центров силы в сфере экономики и финансов.

Но Китай все же стоит особняком, выбиваясь из общего ряда. Его влияние нарастает в прогрессии, и не всегда это хорошо для всех стран региона. Тем более, что есть в этом вопросе один нюанс. Даже два. Первый – там, где Пекину это позволяют, он строит отношения не с союзами и объединениями, а исключительно на двусторонней основе. То есть, вместо того, чтобы договориться сразу с Душанбе, Ташкентом, Бишкеком и Нурсултаном, Пекин заключает отдельные договора с каждой из республик. Ему так проще доминировать и легче отстаивать свои интересы. Гораздо проще договариваться по отдельности с каждым, чем продвигать проект в рамках ШОС или, к примеру, ЕАЭС, когда придется искать всех устраивающий консенсус.

Второй нюанс совершенно четко следует из уже налаженного сотрудничества. Главный привлекающий проект Китая для региона – «Экономический пояс шелкового пути» - это многомиллиардные инвестиции в транспортную инфраструктуру и сопутствующие сферы. Вот только уже сейчас понятно, что китайские миллиарды будут, как обычно, осваивать китайские же компании. Республики ждут инвестиции, и они придут из КНР. Но… только туда, где будет интерес у китайского бизнеса. А в чем у него интерес? У КНР избыток трудовых ресурсов и дефицит всех остальных, в первую очередь, природных. То есть сырьевая ориентация стран ЦА станет только сильнее закреплена. А местное население будет ориентировано на обслуживание китайских кадров и инфраструктуры, созданной для удовлетворения потребностей КНР. Китайские рабсила, оборудование, товары, услуги… И все это на фоне растущих (можно предположить даже взрывной характер этого роста в ближайшие годы) долгов этих стран Китаю. Гармония этим отношениям вряд ли грозит, если не строить экономические отношения в рамках союзных пространств.

В КНР поставляется 85% добываемого в Узбекистане природного газа. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В КНР поставляется 85% добываемого в Узбекистане природного газа.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЕСЛИ С ДРУГОМ БУДУ Я

Тем более, что практически во всех этих странах отношение к Пекину, спровоцированное неурегулированностью территориальных споров (где реальных, а где и мифических), как минимум, настороженное не только у части элит, но и у населения. А среди коренных наций бытует убежденность, что представители их этносов подвергаются в Китае гонениям, в первую очередь, речь, безусловно, о СУАР. Что также не добавляет дружественности в такого рода двусторонних отношениях.

Однако, есть та область, где с нами соревноваться никто из них (и даже вместе взятые) не может никто. Обеспечение региональной безопасности, суверенитетов этих республик, политической стабильности и военно-технического сотрудничества.

Ну, и конечно, совсем не стоит забывать об обучении республиканской молодежи в лучших вузах России. Молодежи, которая вскоре начнет становиться элитой своей страны. И помогать ей в этом. Тем более, что тут у нас приоритет за явным преимуществом. Хотя Китай и тут наращивает степень своего участия. Если в 2009-м году в вузах КНР проходили обучение 1200 студентов из Казахстана, то сейчас, 10 лет спустя, количество казахских студентов в Китае увеличилось более, чем в 10 раз – до 14 тысяч с хвостиком. Правда, и тут позиции России незыблемы. В нашей стране сейчас учатся более 71 тысячи студентов из РК. 29 тысяч из них обучаются на бюджете, а остальные на договорной основе. И еще один нюанс - получившие образование в Китае (равно как и в США, и в странах ЕС) молодые специалисты из Казахстана зачастую предпочитают оставаться в тех странах, где учились, а не возвращаются домой. Примерно аналогичная картина и с другими странами региона.

В конце концов, Восток, как говаривал один очень умный и ловкий персонаж - дело тонкое. И просто количество вбуханных денег не является здесь окончательным и все определяющим фактором.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также