Общество

«Не хочу, чтобы эти дети угодили в тюрьму за наркотики»: как живет благотворительный бойцовский клуб на окраине Екатеринбурга

Всех детей, которые в нем занимаются бесплатно, вытаскивают с улицы, чтобы они не стали малолетними преступниками
В этот бойцовский клуб приходят люди всех возрастов

В этот бойцовский клуб приходят люди всех возрастов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Меня подружка сюда привела, мы с ней худеть решили, - Аня наматывает на руки серые бинты с черепами. – Она сходила на одно занятие и бросила, а меня как-то… Затянуло, что ли.

Ане 16, она красивая молодая девушка, но уже смело встает в пару со взрослыми парнями и борется с ними на равных. Во время тренировок она вбивает кулаки в «грушу» - ее удары точны и сильны, а во взгляде – полная концентрация. Аня в бойцовском клубе чуть больше года – но ее успехи видны на лицо, в команде девушка – на вес золота. И не только как спортсмен, но и как член семьи. Большой, такой разной семьи.

В будущем Аня хочет стать татуировщиком, потому что учится на художника

В будущем Аня хочет стать татуировщиком, потому что учится на художника

Фото: Алексей БУЛАТОВ

ПЕРВОЕ ПРАВИЛО БОЙЦОВСКОГО КЛУБА…

…Никогда не говорить о бойцовском клубе. Так об этом рассказывают в одноименном знаменитом фильме, фразы из которого успешно растаскали по цитатам. В бойцовском клубе Black Bear все с точностью до наоборот. Хотя условия примерно такие же.

- Подскажите, а в этом доме тайский бокс ведут? – Спрашивает наш фотограф у бабушки, которая сидит на скамейке у дверей в подвал.

Бабушка удивленно хмурится, а девчушка рядом с ней кивает, мол, вроде тут, заходите. Мы заходим. В нос врезается стойкий запах пота. Вокруг грязные, обшарпанные стены и пыльные теплотрубы. Перед матами разбросано огромное количество обуви. Слышится волевой голос мужчины - он сидит на груде колес.

Находится он в подвале, с обшарпанными стенами

Находится он в подвале, с обшарпанными стенами

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Стены обшарпаны, а на стенах - голые девушки-боксерши

Стены обшарпаны, а на стенах - голые девушки-боксерши

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Бойцовский клуб Black Bear находится на Химмаше, в одном из самых низкосоциальных районов Екатеринбурга, в подвале дома на улице Косарева. Единственное, что хоть как-то с улицы дает знать о том, что за стенами воспитают бойцов – скромная вывеска «Тайский бокс», которая совсем выцвела. В клубе, помещение которого с 1994 года использовалось сначала в качестве склада для лыж, а позже – «зоны отдыха» для местных сантехников и электриков, два тесных зала, устеленных матами, и десятки спортсменов со всего района. На ржавых стенах – нарисованные полуголые девушки, в одном из помещений – ринг, возле стен турники, а с потолка свисают боксерские мешки.

- Когда я пришел сюда, тут была разруха: в одном из залов стояли диваны, пропахшие мочой, посреди другого – унитазы, - вспоминает Евгений Журавлев, главный тренер клуба. – Все маты и все оборудование, которое тут сейчас есть – это все мое. Ремонт проводил полностью за свой счет.

Евгений Журавлев, главный тренер

Евгений Журавлев, главный тренер

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Тут – маленькие мальчики с большими надеждами и амбициями, самовольные подростки, гордые юноши и уже взрослые, состоятельные мужчины.

- Вообще, к нам ходят ребята с четырех лет. Правда, конечно, официально – с восьми, но вот мой сын сюда пришел в пять лет, - рассказывает Григорий Жуков – или просто дядя Гриша, один из создателей клуба, а в прошлом – оперативный дежурный ФСБ по УрФО, вышедший на пенсию. - У нас есть и пенсионеры. Их несколько, но они ходят, занимаются, борются.

- Вообще, спортивные мужики, - подхватывает беседу, перекрикивая шум, Евгений.

Григорий Жуков, один из создателей клуба

Григорий Жуков, один из создателей клуба

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ ПРОСЯТ, ЧТОБЫ УЧИЛИ БЕСПЛАТНО»

Black Bear – благотворительный клуб, который взращивает будущих спортсменов по муай-таю [тайскому боксу – прим. ред.]. Основная его цель – не дать «детям с улицы» встать на скользкий путь преступности, воспитать в мальчиках мужчин. А девочкам – привить уверенность в себе. Сейчас в клубе занимаются порядка 200 спортсменов, все они приходят, в основном, благодаря «сарафанному радио»: Химмаш – район небольшой, как отдельный мир, тут все друг друга знают. Больше половины воспитанников занимаются в клубе бесплатно – просто потому, что их семьи не могут позволить себе дополнительные траты.

Мужчинами тут хотят стать все

Мужчинами тут хотят стать все

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Зачастую, оплатить занятия могут только взрослые

Зачастую, оплатить занятия могут только взрослые

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- 70-80% детей ходят сюда бесплатно. У многих здешних ребят неблагополучные семьи. У кого-то нет одного из родителей, у кого-то просто родители не могут себе этого позволить. Потому что отец, например, работает сантехником, а мать – прачкой, какие им кружки? Им бы на еду наскрести, - продолжает Евгений. – Но родители не хотят, чтобы их дети росли на улице – вот и отдают к нам. Со слезами на глазах просят, чтобы приняли «за бесплатно».

И они их принимают. И воспитывают в них силу духа, зачастую вкладывая не только моральные убеждения, но и финансы. Даже на соревнования приходится отдавать из собственного кармана.

Тренер Журавлев посвящает клубу всего себя

Тренер Журавлев посвящает клубу всего себя

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Не так давно мы ездили в Дагестан. На кого смогли, на того собрали. На одного человека билет туда-обратно вышел в 18 тысяч, а ведь еще расходы на еду и жилье. Выходит очень дорого, - вздыхает дядя Гриша. – Снимаем квартиру, выходит по 200-300 рублей с человека в сутки – значительно дешевле, чем гостиница. Еду покупаем в магазине и готовим сами – у нас для этого есть наша хозяюшка Аня.

Тем временем шестнадцатилетняя Аня вбивает кулаки в «грушу» и вызывает на бой юношу в два раза выше себя. Дядя Гриша скромничает и не хочет об этом говорить, но в эти соревнования в Дагестан ему пришлось вложить почти половину своих сбережений. «Ну, а что еще делать оставалось?» - вздыхает он, скромно улыбаясь. Когда разговор заходит про отдачу от детей, на его глаза наворачиваются слезы – труды того стоят.

Экипировка многим в клубе передается "по наследству"

Экипировка многим в клубе передается "по наследству"

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Обязательным для всех считается шлем

Обязательным для всех считается шлем

Фото: Алексей БУЛАТОВ

На большинстве спортсменов в зале – экипировка, доставшаяся «по наследству» - либо от ребят старшей группы, либо от тренера Евгения. В идеале: кроме майки и шорт, еще необходимы для занятий шлем, щитки, бинты, боксерские перчатки, наколенники и бандаж для мальчиков. Но не все могут позволить себе полный комплект амуниции, поэтому многие занимаются, в чем есть. Однако на ринг без защитного шлема и перчаток не выходит никто. Это строгое правило.

Я спрашиваю у дяди Гриши, как далеко он готов пойти ради детей в этом зале. Дядя Гриша хмурится и серьезно смотрит на боксирующих в соседнем зале.

- Наверное, на все. Мы все тут – семья, - строго отвечает он. – Женя готов ради этих ребят точно на все, он за них горой, как лев.

Занимаются они все серьезно

Занимаются они все серьезно

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«ПОШЕЛ К НИМ И НАДАВАЛ “ПО ШАПКЕ”, ЧТОБЫ ОЧНУЛИСЬ»

Однажды после тренировки восьмилетний Ваня [имя изменено – прим.ред.] отказался идти домой. Попросился переночевать прямо тут, в зале, на матах посреди обшарпанного подвала. Тренер Женя стал выяснять, в чем проблема – оказалось, родители Вани на неделю загуляли.

- Они пили семь дней подряд. Я пошел к ним, надавал им по шапке, чтобы очнулись, - со злостью произносит Евгений, а на мой вопрос о том, не было ли после этого жалоб в полицию, ответил, что нет. – Они потом утром заявились в клуб ко мне, извинились, пообещали больше так не кутить.

После этого Ваня ночевал дома.

Дети здесь занимаются с пяти лет

Дети здесь занимаются с пяти лет

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Кажется, все тут преданы боксу

Кажется, все тут преданы боксу

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Евгений Журавлев тренирует детей уже восемь лет. Он посвящает этому всего себя, работая практически круглосуточно и ездя по трем залам, разбросанным в разных точках города. Я спрашиваю, как же много ребят уже прошло через него, на что Женя мнется – скромничает – и отвечает: «Много – около 600-700 человек». И правда, один из самых успешных бойцов РМК [Академия единоборств в Екатеринбурге – прим.ред.], Никита Кондратов, начинал свою карьеру в старом подвале на Химмаше, под руководством тренера Журавлева.

Сам Евгений – бывший член Федерации муай-тай России, который вышел оттуда по собственному желанию. Муай-тай – это его жизнь, а дети в старом зале – его вторая жизнь. У Евгения – любящая жена, которая поддерживает его во всех начинаниях. А еще ипотека и аренда подвала (порядка 17 тысяч в месяц!). Работает он практически «в ноль», все свои деньги тратит на детей. Есть и те, кто этим пользуется: обманывает, притворяясь бедными. А потом, получив свое, исчезает.

Она одна из немногих девочек, которые занимаются в клубе

Она одна из немногих девочек, которые занимаются в клубе

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«МЫ ТОЖЕ ДЕВОЧКИ НЕ ИЗ ПРОСТЫХ»

- Вообще я сюда пошла, потому что решила, что стала слишком толстой, - рассказывает Аня, одна из немногих девушек-боксеров, которые занимаются в клубе. Ане 16, не так давно, на соревнованиях в Дагестане она разгромила всех и увезла домой «золото». Аня затягивает бинты с черепами на руках. – Меня сюда подружка притащила… Через полгода я поняла, что это мое. А еще через полгода меня позвали на соревнования.

Аня – смелая девушка, про которых еще говорят: с характером. «Даст жару любому мужику!» - усмехается дядя Гриша. В ней есть стержень.

- А парни, с которыми ты борешься, сильнее тебя? – спрашиваю я.

- Смотря кто, - хитро улыбается Аня. – Я стараюсь выбирать, конечно, тех, кто сильнее – чтобы был стимул бороться и учиться новому, побеждать. В основном, они не жалеют нас. Но мы, знаешь, тоже девочки не из простых.

Ане всего 16

Ане всего 16

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Аня учится в техникуме на художника. Будущее для Ани пока туманно – выбор стоит тяжелый: либо развиваться в спорте и забросить творчество, либо наоборот. «Может, вообще татуировщиком стану», - мечтательно вздыхает Аня. Больше всего за Аню волнуется дядя Гриша, практически заменяя ей родного отца: звонит, спрашивает, как дела, дошла ли до дома. Иногда играет роль строгого папы, пресекая легкомысленные подростковые «заскоки».

- Этот подростковый возраст – самый бесконтрольный. И вот тогда подключаюсь я, - рассказывает дядя Гриша. Он переживает, по-настоящему переживает за каждого из детей. – Пойми, дети этого возраста – на улице. Если они уходят туда, мне сложнее их вытянуть обратно. Я раньше, по долгу службы, каждый день садил людей за наркотики. И я не хочу смотреть на то, как эти дети пойдут по тому же пути...

Занятия в клубе проходят с утра до вечера, почти каждый день

Занятия в клубе проходят с утра до вечера, почти каждый день

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Тренер обучает всех

Тренер обучает всех

Фото: Алексей БУЛАТОВ

В клубе около 200 учеников

В клубе около 200 учеников

Фото: Алексей БУЛАТОВ