Звезды

Наталья Катаева, сестра Нонны Мордюковой: «Бриллиантов и антиквариата Нонна не нажила. Но и не сильно переживала об этом!»

25 ноября великой актрисе исполнилось бы 86 лет. Накануне «Комсомолка» побывала в гостях у ее сестры

В день рождения актрисы в трехкомнатной квартире в Крылатском, где она жила последние годы, за столом соберутся родные «мордюки» (так Мордюкова с любовью звала своих родственников), близкие друзья. Будет среди них обязательно и обозреватель «КП» Александр Гамов с супругой Любовью. «Эту семью она очень уважала и любила», - уточняет с порога самый преданный Нонне Викторовне человек, ее родная сестра Наталья.

«Запрещала гостям разуваться»

- Только не вздумайте снимать обувь, - решительно просит Наталья Викторовна. - Нонна этого не понимала. Считала унижением гостя. Всегда, как только кто-то переступал порог, я слышала фразу: «Наташка, давай чай!» Вы, кстати, чай будете с дороги?

Наконец она показывает нам небольшую уютную комнату:

- Это спальня сестры. После ее смерти я полгода не могла сюда войти. А потом решила сделать из нее комнату памяти. Мебель, правда, отдала младшему брату, который ее бережет (у актрисы три сестры и два брата. - Ред.).

На стенах - фотографии. Вот Мордюковой 19 лет. Тогда она в платочке, в платьице в клеточку, с чемоданчиком в чехле на пуговичках, втайне от мамы прыгнула в «товарняк» - и без билета добралась из Ейска в Москву поступать в театральный.

На полках в комнате Нонны Викторовны - старинный белый телефон, подаренный Константином Эрнстом, красивая малахитовая ваза от Бориса Ельцина. В центре - любимый деревянный столик, который знаменитая хозяйка этой квартиры 20 лет возила за собой, где бы ни жила...

Наталья Викторовна уточняет: «Ничего антикварного вы здесь не найдете. Нонна за свою жизнь не нажила ни бриллиантов, ни раритетов - да и не сильно переживала! Денег почти всегда не было. Разве что после фильма «Мама» с гонорара купила хороший диван, кресло, шкафы, шубу, которую завещала племяннице...

Она же была безотказным человеком. Идем с ней по рынку после фильма «Мама». Девочки-продавцы: «Нонна Викторовна, купите платье - ваш фасон! Всего сто долларов!» Она, не задумываясь, покупала. А потом, дома: «Цвет не мой, фасон тоже. Подари-ка это платье такому-то человеку». Есть берущие люди, а Нонна - отдающая. И она категорически не принимала помощи от олигархов. Не понимала, в чем-то даже презирала этих людей.

Из спальни актрисы ее сестра сделала комнату памяти. В центре - любимый стол Нонны Викторовны. Слева - ваза, подаренная Борисом Ельциным.

Из спальни актрисы ее сестра сделала комнату памяти. В центре - любимый стол Нонны Викторовны. Слева - ваза, подаренная Борисом Ельциным.

Фото: Евгения ГУСЕВА

«Меняла жилье 13 раз»

- Нонна взяла меня в Москву в 14 лет. Чтобы хоть кто-то сидел с 10-месячным сыном Володей. У нее в Москве не было ни кола, ни двора. Где мы только не ночевали - и у испанцев в общежитии, и у важных людей, где чихнуть страшно. Маленького Володьку я, бывало, пеленала на лавочке... Уверена, если б я не вышла замуж, Володя был бы жив (сын Нонны Мордюковой и Вячеслава Тихонова ушел из жизни трагически - пристрастился к наркотикам, сердце остановилось в 1990 году. - Ред.). Да что говорить...

Помню, как Нонна выбежала из серого административного здания: «Наташка, нам дали, дали, дали! Дали жилплощадь! Поехали на «Аэропорт»!» 9 метров комната над котельной в бараке, одно окно. Каменный пол - зато наш! Тихонов остался не очень доволен. Удивился: «Лауреату Сталинской премии - такую площадь?!» «Славуля, - ответила Нонна, - спасибо хоть за это!»

Из-за болезни сына Володи Нонна меняла жилье 13 раз. После барака дали комнату недалеко от Новодевичьего монастыря, в бывшей квартире режиссера Всеволода Пудовкина. Поселили нас в проходную комнату. Кухонька метров пять. Сделали фанерную перегородку, скосили угол в комнате, поставили топчанчик, там я и спала... Потом им дали двухкомнатную на Калужской заставе.

И вдруг в 1963 году звонок: «Наташа, мы со Славой разошлись...» И после паузы: «Да, я полюбила...» (гражданский брак с Борисом Андроникашвили длился пять лет. - Ред.)... Квартиру они со Славой разменяли. Потом на Котельнической набережной была у нее трехкомнатная. После размена в пользу сына Володи - однокомнатная в Крылатском. Однажды Виктор Черномырдин увидел по телевизору и говорит Никите Михалкову: «Как же так?! Народная любимица, а в однокомнатной квартире?!»

98-й год. Сына Володи уже не было. Нонна в депрессии. И все-таки мы переехали. 10-й этаж. Помню, приехала Нонна с «Кинотавра» - там упала, повредила кисти рук. Ложку не могла держать. Я накупила мазей, бинтов, приезжала каждый день.

А однажды утром в подъезде запах гари. «Не волнуйтесь, Нонна Викторовна жива», - говорит соседка. Я так и присела. Пожар. В квартире все в копоти. Нонна включила обогреватель, грела ножки. Пошла спать и забыла выключить. Сестра принимала димедрол, не могла заснуть. Сгорел телевизор, что-то из мебели. Ангел-хранитель ее спас. Нонна сказала мне: «Я боюсь десятого этажа. Лучше будем на первом жить, как цыгане». И мы поменяли квартиру.

«Она сказала «люблю»

- Нонна умерла в воскресенье, 6 июля. Накануне, в пятницу, когда я зашла к ней в больницу, она вдруг сказала: «Я тебя люблю!» Первый раз в жизни. Мы никогда друг другу не говорили «люблю». Мы нутром любим. А тут... Я вернулась, прижалась щекой к ее щеке: «Нонна, и я тебя люблю...» Это была наша последняя встреча.

«Если что-то со мной случится, ты оставайся в моей квартире. Поживи хоть раз для себя», - говорила она... Нонны нет уже почти три года. А я вот живу, как она завещала. Вроде бы для себя. Но все равно принадлежу только ей...

Интервью смотрите на телеканале «КП» в 14.10.Интервью смотрите на телеканале «КП» в 14.10.