Звезды

Наталья Катаева (Мордюкова), сестра великой актрисы: «Мама говорила Нонне: «Не разводись со Славой. Он - красавец! А тебе еще краситься надо...»

25 ноября исполнилось бы 85 лет народной артистке СССР Нонне Мордюковой. Накануне этой даты ее сестра дала откровенное интервью нашим корреспондентам...

"Елки-палки, все о ее мужиках!" - Ну вот никто у меня о творчестве Нонны не спрашивает... Никто! Все больше интересуются личной жизнью. Елки-палки, все про мужиков пытаются разузнать, и особенно про ее отношениями со Славой Тихоновым… - Наталья Викторовна, но это же можно понять – два таких красивых человека, две таких ярких актерских личности. Так хотелось бы видеть воплощение сказки… - Да вы поймите – именно поэтому все так сложно и было. Переход от творческой жизни к личной... Здесь очень трудно перестроиться, это только актеры могут понять.

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова) в последние годы всегда была рядом со своей знаменитой сестрой.

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова) в последние годы всегда была рядом со своей знаменитой сестрой.

Славе и Нонне, хотя у них вроде и творческий союз был, непросто было строить личную жизнь. И трудности были материальные, конечно. Потому что актер в театре получал копейки. Да и в кино – тоже... Ни квартиры, ни денег, голодно и холодно, маленький ребенок.Так еще творческие проблемы… Я все это знаю, потому что в 11 лет приехала в Москву с Кубани и пять лет жила в семье Славиных родителей в Павловом Посаде. Когда у Нонны и Славы родился сын Вовочка, я его нянчила. И потом, когда они переехали в Москву, жили в бараке, я еще несколько лет жила вместе с ними. - Тихонов, наверное, испытывал ревность к успеху вашей сестры? - Так к ней успех-то пришел, когда они уже почти разошлись! - Ну, как же – в «Молодой гвардии" снимались вместе, но Сталинскую-то премию получила только Мордюкова.

- Вот из-за этого Нонну и не снимали целых 5 лет. Актриса Катя Савинова – она любимая подружка ее была – говорит: «Нонн, ты понимаешь, мне передали - ну что ж будет на экране опять Ульяна Громова?» Нонна рыдала. Ей хотелось хоть какую-то роль. А насчет того, что Нонну в "Молодой гвардии" так выделили, - Слава при мне только один раз вспомнил, когда мы в бараке жили: "Лауреату Сталинской премии могли бы и лучше жилплощадь дать". - А Нонна Викторовна что? - Она говорит: "Славуля, ну ты что, забыл, другие артисты живут и в подвалах, и угол снимают. Мы так счастливы, что комната наша, мы прописаны. Ну и что, мы будем с Вовочкой спать на одной кровати". А кровати железные, с номерами, из общежития, одеяла серые. А мы - счастливы. А Слава с 50-х годов без конца снимался. И «Мирные дни», и «Мичман Панин», и «Оптимистическая трагедия». Он пользовался таким успехом! У нас дома был целый ящик писем от его поклонниц, под окнами плакали девушки. В Театре киноактера он играл в «Необыкновенном чуде». Мы Вовочку спать уложим, и Нонна мне: "Пойдем, Славку посмотрим". И вот он выходит на сцену, а в зале - одни поклонницы... - Так, значит, Нонна Викторовна ревновала? - Вот я не видела, чтобы она переживала из-за поклонниц. Единственное, она сердилась, когда мы вместе с Тихоновым выходили через черный ход из театра, и ее чуть ли не сбивали с ног… Домой без конца звонили, Нонну оскорбляли. Это ужас, что было! А телефон общий, соседи серчают. Она тогда и стала хлопотать насчет квартиры. И вот им дали двухкомнатную - это в 60-м году уже. Но Боже упаси, чтобы Нонна завидовала. Никогда в жизни! Она, наоборот, радовалась за Славу, старалась условия создавать. Ой, он знаете, как готовился к каждой роли! И в библиотеки ходил, и за людьми наблюдал, и обдумывал много. Когда ему дали роль тракториста в фильме «Дело было в Пенькове», смотрел фильмы с Олейниковым, с Крючковым – где они играли трактористов. Вот в Павлов Посад мы поедем - а там за городом были поля – и он туда: долго наблюдает, как трактор ездит, как тракторист себя ведет. Слава умел водить трактор. - А Нонна Викторовна ему как-то помогала работать над ролью? Она же была деревенская девушка. - Она его больше поддерживала морально – его же трудно утверждали на роль: внешность не деревенская! И он ужасно волновался – вдруг не получится! Нонна говорила: «Будь проще, Славуль… Ты пойди, посмотри на работяг, ты что, не видел их, что ли, в бараке?» И мама наша говорила: «Да у нас на Кубани что ни тракторист – то красавец!» И они так настроили Славу, что он даже с нами как-то вдруг по-другому стал вести себя, попроще. Нонна тогда в театре работала – и все. Там так было принято: если ты не занят в спектакле, все равно должен приехать и в массовке быть. И тут она спешила хоть как-то выплеснуть себя. Но Боже упаси, чтобы Нонна завидовала! Никогда в жизни. Да, она рыдала. А кто поддержит? - А Тихонов? - Слава-то понимал, какой на самом деле у Нонны потенциал. Как-то пытался утешать. Но что он мог поделать? Просить? Боже упаси! Чтобы Нонна просила? Никогда! Уже к 58-му году она стала такая уже более добротная женщина, и про нее вспомнили. Ее пробовали на фильм «Отчий дом» - там несколько человек смотрели. И тут Нонна мне говорит: "Сходи в церковь, поставь свечку Николаю Угоднику, и попроси его, чтобы меня утвердили в роли". Я понятия не имела, кто такой Николай Угодник. У нас дома никогда иконок не было, никогда не было слов о Боге – мама же наша коммунистка была! Я купила свечку, спросила у бабушки, куда поставить. И, как сейчас помню, - на иконе такой старик, позолоченный, я на него смотрю и говорю: "Николай Угодник, помоги моей сестре Нонне". И сама так верю, что поможет! Буквально на следующий день ей звонят: утвердили! Нонна ко мне поворачивается и говорит: "Больше не проси Николая Угодника, пока я тебе не скажу". Я больше и не просила...

"Мне надоел твой колхоз!" - Как вы считаете, из-за чего они все-таки с Тихоновым разошлись? - Дело в том, что Славины родители жили довольно уединенно, даже с родственниками не общались. Вот и Слава любил быть в тишине и одиночестве. Говорил тихим голосом. А Нонна - она ж была горластая, как все южане. Славина дочка как-то сказала, что ему надоели ноннины «гулянки». Я задумалась... А какие ж гулянки? А ей было всегда интересно с подругами: актрисами Клавой Хабаровой, Катей Савиновой. Они могли собраться, болтали, пели песни... Нонна была очень музыкальная. Они оперы обсуждали, в консерваторию бегали. А Слава классику не любил и никуда не хотел идти. Нонна его сколько раз звала. Однажды на колени стала: "Я тебя умоляю, студенты нас пригласили, наверное, винегрет сделали, как мы когда-то, пойдем!" А он: "Нет!" Она такая таборная была, ну, как и все у нас на Кубани. Там в дома без стука входили. А он, как в Павловом Посаде: там, чтобы войти, нужно было три раза по дому стукнуть. И тогда выглядываешь в окно, спускаешься по лестнице и открываешь калитку. Слава был обычно серьезным, вот как-то так себя нес. Приемничек включит и тихо сидит, слушает. А мы на цыпочках с Нонной ходим, потому что Слава слушает футбол. И ссорились они тоже тихо - некрикливо. Вот слышу - Слава ругается, почему Нонна из его брюк мне юбку сшила. Она говорит: «Славуля, ты же известный артист, а там заштопано, это же неприлично тебе в штопанных брюках ходить, а Наташке нечего носить.»

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

Нонна, знаете, как следила, чтобы Слава был начищен и наглажен! Она намыливала марлю и через нее гладила его брюки - пар шел. И щеточкой проходила – говорила: видишь, прямо как из химчистки. Она все умела - шить, вязать, корзинки плела, кошелки. - Обед Тихонову готовила... - Ой, у нас электроплиточка была. Я шла в магазин, Нонна давала список. Как сейчас помню: 50 грамм сливочного масла, 50 грамм сосисок. Это была одна сосиска - для Володеньки. - А для Тихонова что? - Гречневую кашу, макароны, картошку жарили. Он любил картошку залить яичками. Но не всегда были яички, поэтому Нонна жарила картошку с луком… Мы с ней маргарин ели. А Слава мало с нами жил в то время, он все время был на съемках, а мы с Нонной - на ее зарплату. Если что: "Наташка, собирай, где банки у нас, где бутылки - раньше ж молоко в бутылках было – неси, сдавай!"

Нонна Мордюкова (крайняя слева) и Никита Михалков (в кресле) на съемках фильма «Родня». 1981 г.

Нонна Мордюкова (крайняя слева) и Никита Михалков (в кресле) на съемках фильма «Родня». 1981 г.

- Они легко расставались или все же трудно? - Я не присутствовала при этом, но Слава вроде куда-то даже писал, жаловался на нее там, или еще что-то... Не знаю. Я сейчас не могу точно сказать, потому что Нонна говорила то одно, то другое. Вот точно как ее героиня в фильме «Журавушка". С Нонной тоже ведь трудно жить было. А со Славой можно было ладить. Но и он тоже имел свое самолюбие. Когда в молодости она хотела было с ним расстаться, он маму просил: "Ирина Петровна, повлияйте, я не знаю, что со мной будет". Мама Нонне говорила: «Ты что, с ума сошла, он такой семьянин, где ты такого найдешь? Красавец! А ты что? Тебе еще краситься надо, чтобы быть красивой! Он - все в дом будет…» И точно. Но Славка возмущался: "Мне надоел твой колхоз". Конечно, семья-то у нас была большая – шестеро сестер и братьев. Мы - колхоз. Нонна всем помогала. У них постоянно кто-то жил: то подруга с собаками, то братья-сестры... - А кто был инициатор развода? - Я не знала сначала, что они развелись. И вдруг Нонна говорит: "Наташка, ты можешь ко мне приехать?" Приезжаю, смотрю, какой-то красавец сидит, грузин. Я потом узнала, что это - Борис Андроникашвили. Вышли мы на кухню, Нонна говорит: "Я со Славкой разошлась, понимаешь, вот с Борей сейчас живу. Ты знаешь, он князь, он Байрона читает по-английски, он такой умница". Ей захотелось Байрона по-английски услышать, понимаете... Я у Славы потом спросила: "Правда, что разводитесь?" Он говорит: «Что делать, Нонна так хочет.» Я думаю, он сам бы не ушел. Он так воспитан был: семью не бросать. Даже если тебе тяжело – терпи. Его отец всю жизнь терпел маму и во всем ей угождал – она сложная женщина была. И Слава считал: раз семья – хорошо тебе или плохо – терпи, но живи. А Нонна не вытерпела.

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

- И что вы ей сказали? - Разве я имела право что-либо сказать? Никогда! Я не мама. Это мама могла ее за волосы взять и держать. Мама умерла – вот они и разошлись... "Сестра знала, что я иду на свадьбу к Тихонову" - А потом, после развода, Мордюкова с Тихоновым общались? - Когда Слава снимался в «Войне и мире», он ей позвонил. Она мне рассказывала: "Сегодня Слава подъехал и мы с ним на машине на его ездили. И он говорит: "Ты понимаешь, Бондарчук ко мне подходит и вот так кулак перед носом держит - попробуй только не сыграй эту сцену!" (А речь шла о сцене смерти Андрея Болконского.) И у меня, говорит Слава, как-то вот все опустилось. Я, говорит, пустой, Нонна, ты понимаешь? А Нонна: "Слава, ты ему прощай. Ну, и что - кулак показал? Он с Кубани. Что ты, кулака испугался? А ты сыграешь, ты талантливый артист, ты уже себя показал". Он говорит: "Ты знаешь, иногда мне кажется, что я прямо и не артист". А Нонна ему: "Очень хорошо, когда есть сомнения, значит, нет зазнайства".

Нонна Мордюкова - студентка ВГИКа. 1945 г.

Нонна Мордюкова - студентка ВГИКа. 1945 г.

- На съемочной площадке, на концертах они как-то пересекались? - На концерты Слава почти не ездил. А если вот на студии появлялись одновременно - она с одной стороны сидит с кем-то там разговаривает, он - с другой. Рядом никогда не садились нигде. - А вы также встречались с Тихоновым? - Так он же дружил с моим мужем Петей. (Пётр Катаев, известный кинооператор, сын писателя Евгения Петрова, скончался 15 августа 1986 г.- Авт.) А Петя как раз снимал «Семнадцать мгновений весны». Они со Славой и на футбол ходили, и я их кормила, он просто отдыхал у нас. - Сестра не запрещала вам видеться с Тихоновым? - Ну что вы, нет, конечно. Она говорила: "Славка все равно наш родственник". - И они ни разу у вас не встретились? - Да нет... Когда они развелись, Нонна очень редко ко мне приезжала. Видно, ей стыдно было, не знаю... - Стыдно? Почему? - Я так предполагаю – потому что развелась с мужем. У моего мужа ведь семья была со своими традициями. Моя свекровь Валентина Леонтьевна стала вдовой в 32 года. Красавица была, аристократка, и такая тактичная женщина, такая простая, а не вышла снова замуж. Была предана мужу до конца. Она спала и портрет мужа стоял у кровати. Вы понимаете, какая была любовь? Я приду к Нонне, говорю: "Слава был". "Ну и хорошо, что был, - говорит. - Они же с Петькой дружат, чего ж ему не быть… " А потом, когда Слава встретил Тамару… Он озвучанием много занимался. Нонна не могла, у нее специфический голос, а ему везло. Он зарабатывал хорошо озвучанием. Во время работы над фильмом Лелюша «Мужчина и женщина» они и познакомились - Тамара была переводчицей с французского языка. Ему 40, ей 24. И вот он приезжает и говорит моей свекрови: «Валентина Леонтьевна, вот есть девушка, она может стать моим другом жизни, но как же так – такая разница в возрасте?» Она ему: «Слава, да ты что, ведь в старину только так и женились: мужчина только к 40 годам становился на ноги. Так что, это в самый раз». Потом Слава пригласил нас с Петей на свадьбу в ресторан «Прага». - Ваша сестра знала, что вы пошли на свадьбу Тихонова? - Знала. Я даже помогала Славиной невесте на студии платье свадебное шить. - И как она это все восприняла? - Никак. У нее как раз в это время был Андроникашвили, как она могла воспринимать? Слава должен был устроить свою жизнь? Должен. Все.

Вячеслав Тихонов в фильме «Дело было в Пенькове». 1957 г.

Вячеслав Тихонов в фильме «Дело было в Пенькове». 1957 г.

- А Мордюкова С Андроникашвили была счастлива? - Как я могу об этом сказать? Никогда мы о счастье не говорили. Никогда! - Но Борис вам не понравился? - Он сценаристом себя считал. Машинка на столе стояла, в ней лист бумаги, и – всего одна строчка. А Нонна с коробками - там пленка с фильмами - ездила по стране, встречалась со зрителями, зарабатывала, чтобы, значит, его компании обеспечивать. Нонна влюблена была в него, это точно. А она такой была: если любила - все старалась для человека сделать. Но потом могла раз - и все разорвать. Она человек порыва. Это со Славой у них долго копилось все, да мама ее держала, вот и назревал разрыв медленно. А с Борисом враз все решилось. Нонна рассказывала: она моет дома полы, а тут Люда Хитяева влетает - разодетая, в шубке, надушенная. И Борису: пойдем, говорит, в Дом кино. Нонна с тряпкой, а Боря – у телевизора, в халате. И так ей обидно стало. Она по провинциям с коробками мотается, а он с винцом пасьянсы раскладывает. Ну и говорит ему: «Слушай, убирайся к черту!» - Потом Нонна Викторовна отвергла молодого, влюбленного в нее артиста Юрия Каморного. А, может, с ним и стала бы счастлива? Тихонов вот женился – не побоялся разницы в возрасте... - Ой, нет! Об этом даже речи быть не могло. Нонна тут была как кремень, даже когда Юра угрожал покончить с собой. Он ведь однажды пришел к ней с пистолетом и прямо на наших глазах руку себе прострелил! Но она даже разговаривать не стала. Рану перебинтовала и выгнала: «Чтоб духу твоего здесь не было!» Он же был почти ровесник ее сына! Как-то, уже в последние годы, смотрим с ней по телевизору: то пожилая актриса с молодым, то - певица. Нонна и говорит: «Вот, видишь, у всех молодые любовники. А я стену поставила. Ну и было бы у меня два сына и ходила бы барыней!» - Знаете, иногда стоит пренебречь досужими разговорами... - А дело не в этом. Просто в Нонне все равно было и стеснение, и воспитание. Почему она расписалась с актером Владимиром Сошальским, хотя и прожили они около года? "Чтоб не гавкали", что она незамужняя женщина. "Незамужняя женщина - это неприлично". (Реплика героини Светланы Крючковой из фильма «Родня» - Авт.) Тогда ведь были актрисы, которые говорили: зато у меня есть муж. И Нонну это задевало. Она мне как-то сказала: "Ну вот я вышла сейчас официально, приезжай на свадьбу". Одну меня пригласила. Потому что чувствовала, что куда-то идет в болото… Все время была как бы не в своей тарелке. - Получается, по рассчету вышла замуж? - Да вы что?! Никогда бы такого не было! Один ученый предлагал Нонне выйти за него – ей уже лет 40 было. Как ухаживал! Дача, розы, то да сё... Она мне говорит: "Наташ, да чтоб я продалась за дачу, за машину? А как же чувства?" Нет! Она должна была полюбить...

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

Наталья Викторовна Катаева (Мордюкова).

"...А перед смертью простили друг друга" - Наталья Викторовна, как вы считаете, почему Нонна Викторовна перед смертью все-таки решила позвонить Вячеславу Васильевичу? Чувствовала себя виноватой? - Виноватой? Да нет, не то… Другим своим бывшим мужьям она бы не позвонила. А тут… Такой самый яркий кусок жизни, самое первое молодое чувство. Нонна в конце жизни поняла: вот молодость, Славка, еще такой неопытный юнец, - вот это было счастье. А остальная часть жизни – сплошные надежды, мытарства и разочарования.

Владимир Тихонов во время концерта. 1980-е годы.

Владимир Тихонов во время концерта. 1980-е годы.

- Это она сама вам говорила? - Да. Что бы ни было – все равно он был родненький. Вы понимаете, Слава на всю жизнь – он и на Кубань с Нонной приезжал, когда студентами были. И еще их сын Вовочка, и Павлов Посад... Очень любила она Славу, и потому обиды воспринимала горше. У нее же много обиды на него было. И она его простила. Но в таких ситуациях всегда оба в чем-то виноваты. Вот она за свое и попросила прощения. - И какое у нее было выражение лица при этом? - Как будто что-то важное сделала. Знаете, ведь для нее решиться на это было трудно: никогда в жизни ни о чем никого не просила. Значит, в ней это сидело, понимаете... Не хотелось уходить с тяжестью на душе. - Вы присутствовали при разговоре? - А как же! Нонна сказала: "Славочка, прости меня." А он: "И ты меня прости." И оба положили трубки. И все... СПРАВКА "КП" Нонны Мордюковой не стало 6 июля 2008 г. - ее похоронили на Кунцевском кладбише в Москве рядом с сыном. (Актер Владимир Тихонов умер 11 июня 1990 г. в возрасте 40 лет от сердечной недостаточности, вызванной передозировкой наркотиков.) Вячеслав Тихонов скончался 4 декабря 2009 г., похоронен на Новодевичьем кладбище. ГОРЕ НА ДВОИХ "Смерть сына была для них незаживающей раной" - Наталья Викторовна, когда сын Мордюковой и Тихонова - актер Владимир Тихонов - пристрастился к наркотикам, - они эту беду переживали вместе или по отдельности. - По отдельности. Нонна не любила об этом говорить. Но однажды в своем дневнике записала, как они со Славой встретились в реанимации, куда привезли Володю: "Выплакаться на его плече я не имела права, так как мы давно не жили вместе, да и в болезни сына он винил меня.." - Владимир Тихонов снялся в восьми фильмах в главных ролях, в том числе в "Русском поле" вместе с матерью... - Да, он снимался, и в концертах участвовал. Ведь были периоды, когда болезнь отступала. Как она пыталась его спасти! Нонна считала Володю хорошим актером. Однажды он после концерта купил Нонне попугая. У нее впервые в жизни тогда смеялись глаза. - Когда Володя умер, Тихонов был на похоронах? - Конечно. Он занимался организацией вместе с нами. И для Ноны, и для Славы смерть Володи до конца их дней была незаживающей раной. Я вместе с Нонной провела все ее последние годы, мы жили в одной квартире. Выносить ее плач по утрам было невыносимо. У меня сердце разрывалось. Когда она болела, вдруг вспомнит: "А Володьку зови обедать". Я ей обед подношу и говорю: "Нонна, Володя же умер". - «Ах, да, ведь он же умер». Она все время думала, что он где-то за стенкой, рядом. Володя был ее самый любимый человек... НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ "В "Родне" играла тетю Пашу из деревни, а в "Комиссаре"... - революцию" - Наталья Викторовна, а вот как ваша сестра работала над своими ролями? - Я знаю, чего ей стоила каждая роль. Она ночами не спала - готовилась. У нее был большой мешок, и там - множество каких-то записочек на клочках бумаги. Ну, что-то вроде заготовок таких, которые она раньше делала. И вот сидит, что-то выбирает, потом собирает по крупицам... Точно образы складывала, буквально по мелочам. А на съемочной плошадке все выглядело легко и просто... Вот Михаил Ульянов вспоминал, как они в "Простой истории" снимались: "Мне надо было к съемке подготовиться, а Нонна как будто и не играет, входит в кадр - и просто живет". Недавно этот фильм снова показывали... Ну, какая же она там красивая! И с Ульяновым как они… Нонна мне говорила: "Мы в тот момент были влюблены друг в друга". И еще она говорила: "Партнер - это все!" Вот когда снималась в «Родне», ее партнерами были не только актеры - Иван Бортников, Юрий Богатырев, - но и режиссер Никита Михалков. Она сама говорила: "Когда крупный план – на меня смотрит Никита. И я смотрю на него, и взаимодействую с ним". - То есть, главный партнер – это режиссер? - Талантливый режиссер! Кстати, Нонна же сама и предложила снять "Родню". После фильма "Трясина", который ее сильно вымотал, звонит Виктору Мережко и говорит: "Витя, напиши что-нибудь смешное, я никак не могу отделаться от той «Трясины», я вся в ней…" И он написал «Родню». Потом Нонна говорит: "Нужно хорошего режиссера. Никита Сергеевич Михалков режиссер хороший, но возьмется ли он за такую простую судьбу?" А он взялся. И она мне звонит с «Мосфильма»: «Наташка, что со мной Никита сделал? Шестимесячную завивку, ты можешь себе представить? И зуб серебряный, как у тети Паши!» Я говорю: "Нонн, ты уж доверься ему". «Да там у них все аристократы, - говорит,- а мало того, что я колхозница, он из меня еще Бог знает что сделал, паразит такой!» Я и говорю: «Нонн, раз ты сельскую женщину играешь, так ты и играй тетю Пашу.» «Ну, и правда», – и сразу же настроение поднялось. - А тетя Паша - это кто? - Да тетка родная из нашей деревни. Нонна считала: "Когда режиссер талантливый, с ним интересно работать. Я не понимала, почему Александр Аскольдов на съемках «Комиссара» все время мне говорит: "Ты прогни, Нонна, спину". А оказывается, это вот и есть наша революция..." Нонна спустя 25 лет поняла, о чем этт фильм. Или вот «Они сражались за родину». Нонна снималась тогда и у нас, в фильме «Лев Гурыч Синичкин». (Наталья Катаева (Мордюкова) была художником по костюмам. - Авт.) И звонит Сергей Бондарчук - зовет на съемки. Потом - Василий Шукшин: "Нонна, я без тебя эту сцену не сыграю". Три дня звонили. Наконец ее отпустили. И она полетела. Одним кадром сняли сцену, когда герой Шукшина там к ней пристает. Кто в кино работал, профессионал, - знает, что это такое: вот весь ее проход мимо солдат, до печки, где варится борщ, и когда подходит к ней Шукшин, и их диалог – это все единым кадром. Да как они сыграли! У Бондарчука текли слезы... ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ Нонна Мордюкова: "Бант на попе и разрушающая музыка... Ну не доскребетесь так до искусства!" Эти странички, исписанные характерным крупным мордюковским почерком (в последние годы жизни Нонна Викторовна плохо видела), мы обнаружили на днях в архиве великой актрисы. Это - ее обращение к юным коллегам по сцене и экрану, можно сказать, адресованное им духовное завешание...

Свою боль за судьбу молодых коллег Нонна Мордюкова выплеснула на бумаге...

Свою боль за судьбу молодых коллег Нонна Мордюкова выплеснула на бумаге...

Дорогие мои мальчики и девочки! Один единственный путь стать кумиром и своей Родины, и приобрести популярность за границей - уважение и любовь к своему Отечеству. А у нас как? Погнались за заграницей и не справились с нею, не поняли... Вернее, поняли, но не с того боку. Враги нашей Родины специально приобрели худшие элементы капстран. И у нас появились богатеи - набитые долларами местные воры. А ведь там, за границей, - я там была - победили не наркоманы и воры, как некоторые у нас думают - наверное, размышляя еще по советским колодкам. Там давно победили трудолюбивые честные люди. Поэтому у них в казне всегда найдутся деньги и на любые люстры и здания, и на содержание пенсионеров... И на настоящее кино. Там есть и хорошие актеры, спортсмены, ученые, и красота, - много-много прекрасного. А у нас... Да, много и хорошего. Но смотришь на экран - а там... Ну что это - бант на попе, вывернутые наружу груди и разрушающей силы музыка? Ну не доскребетесь вы так до статуса мировой звезды. И до настоящего искусства. Ну, не дотянетесь. И разве интересно избрать такой жизни путь? И разве ж это искусство - наше, для наших - глубокое и с традициями, которые не зачеркнуть. А ведь сколько могучей силы скрывают ваши юные мускулы и ваша воля! Стремитесь показать всем и вся и боль, и черноту сегодняшнего дня... Давайте про людей, про их жизнь, про их страдания и радости. Но главное - раздобудьте в каждой роли, в каждом эпизоде нутро наших сегодняшних страдальцев. Ищите повсюду хорошие поступки, понимающих людей, ценность трудяги...

ПОСВЯЩЕНИЕ "Ты – в валенках обыкновенный гений..." Это неизвестное стихотворение Валентина Гафта, написанное к 80-летию Мордюковой, мы тоже нашли в архиве Нонны Викторовны... Нонне Мордюковой от Валентина Гафта. Я, глядя на тебя, молюсь. От восхищенья вою, плачу. И до, и после передачи И удивляюсь, и «джывлюсь». Ты – красота, спасающая мир, Ты – простота – венец тайносплетений, Ты – Бога дочь, ты - жизни эликсир, Ты – в валенках обыкновенный гений. Ты – вечносексуальная пыльца, Ты – саженец – наследница природы. И нет иконописнее лица, - В нем соль земли и нежность небосвода. Да, я люблю тебя давным-давно. Прости,что я «на ты», Но так уж получилось. Спасибо, Божья милость, за кино, И за тебя спасибо, Божья милость. 25 ноября 2000 г.